Наверх

Участник очередного выпуска бизнес-клуба «Реноме» – генеральный директор ювелирного дома «Боже» Виталий Будакян – рассказал нашим читателям и зрителям* о себе, своей семье, драгоценном бизнесе и непреходящих ценностях.

Бизнес высшей пробы: ход конем

Текст: Ирина Дибижева
Фото: Генрих Аветисян

— КОГДА ВЫ ТОЛЬКО ВЫШЛИ НА ЮВЕЛИРНЫЙ РЫНОК, БЫЛО МНОГО РАЗГОВОРОВ О СТРАННОМ НАЗВАНИИ — «БОЖЕ`». ЧТО ОНО ОЗНАЧАЕТ И ЕСТЬ ЛИ ПОД ЭТИМ КАКАЯ-ТО ИСТОРИЯ?
— Боже` — это фамилия талантливого французского ювелира. Меня вдохновили именно его работы. И я решил назвать свою компанию этим именем.

— ЧАСТО СПРАШИВАЮТ О ПРОИСХОЖДЕНИИ НАЗВАНИЯ?
— Постоянно.

— ЭТО БЫЛ ТАКОЙ ХИТРЫЙ ХОД, ЧТОБЫ ПРИВЛЕЧЬ ВНИМАНИЕ?
— Я бы сказал, это был ход конем.

— КОГДА МЫ ТОЛЬКО ДОГОВАРИВАЛИСЬ С ВАМИ О ВСТРЕЧЕ, ВЫ ГОВОРИЛИ О ТОМ, ЧТО ВАМ ПОДХОДИТ ЛЮБОЕ ВРЕМЯ, ЕСЛИ ОНО РАБОЧЕЕ. ЭТО ПРИНЦИПИАЛЬНАЯ ПОЗИЦИЯ — РАБОТЕ НЕТ МЕСТА В ВЫХОДНЫЕ ДНИ?
— Бывают, конечно, форс-мажоры, но все мы, я думаю, хотим жить по такому сценарию, когда суббота и воскресенье — это святое, эти дни нужно посвящать семье, детям, прогулкам в парках, походам в рестораны, опять же с детьми. Бизнес бизнесом, а время так летит, что смотришь — дети уже в школу пошли, потом замуж вышли, а мы их так и не видели.

— В ВАШЕМ ДЕТСТВЕ БЫЛО ТАК ЖЕ? РОДИТЕЛИ ПОСВЯЩАЛИ ВАМ ВСЕ ВЫХОДНЫЕ ИЛИ ВАМ ИХ НЕ ХВАТАЛО? ВЕДЬ, ВЫРАСТАЯ, МЫ ОБЫЧНО ПОВТОРЯЕМ ПУТЬ СВОИХ РОДИТЕЛЕЙ ИЛИ, НАОБОРОТ, УЧИМСЯ НА ИХ ОШИБКАХ И СТАРАЕМСЯ НЕ СОВЕРШАТЬ СВОИ. КАК БЫЛО У ВАС?
— Мы жили совсем в другое время. Это было время перемен, перестройки, при мне власть менялась неоднократно, мы не успевали приспосабливаться. Сейчас мы сами творим свою историю. И именно теперь я задумываюсь о том, как и что мне было бы комфортно, если бы я был ребенком. А тогда мы даже не успевали об этом задумываться. Но всегда понимали, что семья — это основа. Это не только было заложено во мне воспитанием, но и поддерживалось произведениями мировой литературы, которые я в детстве любил читать. Семья — первостепенна, если ее нет, то для чего тогда все достижения человека? Для себя? Это мелко и неинтересно. 

— ВИТАЛИЙ, НАСКОЛЬКО Я ЗНАЮ, ВЫ РОДИЛИСЬ НЕ В ПЯТИГОРСКЕ. РАССКАЖИТЕ О СВОЕМ ДЕТСТВЕ И О ТОМ, С ЧЕГО НАЧАЛАСЬ ВАША ЖИЗНЬ В ПЯТИГОРСКЕ.
— Я родился в Туркмении, в городе Красноводске. Его называли воротами в Среднюю Азию. Помню, ходил паром Баку — Красноводск, и считалось, что Азия начинается с Красноводска. Потом город переименовали в Туркменбаши. В 1990 году, года все начинало рушиться, жизнь менялась, мой отец заключил удачную сделку. Помню, как он пришел домой и сказал: «Ребята, нам надо переехать. Собирайтесь. Я купил дом в Пятигорске». Мы даже не знали, где это. Было сложно сказать ребятам в школе, что я уезжаю, тяжело оставлять друзей. И вот когда я приехал в 13 лет в Пятигорск, я был поражен. Я привык, что в Туркмении да — это да, а нет — это нет. А здесь не все было так однозначно, мне пришлось привыкать. Но сейчас могу сказать, что Пятигорск для себя считаю практически родным, ведь именно здесь я окончательно сформировался, впервые влюбился, все взлеты и падения были у меня здесь, в этом городе. Я принял местные правила, хотя они заметно отличались от тех довольно жестких, восточных, к которым я привык с детства. Пятигорск — как Бомбей: город, через который проходит много дорог, в котором представлено много культур. Я постепенно изучал все это, привыкал. С каждым годом мне становилось все более и более комфортно. И пришло время, когда я почувствовал себя здесь своим.

— КОГДА ИМЕННО НАСТАЛ ЭТОТ МОМЕНТ? КОГДА ОКОНЧИЛИ ШКОЛУ ИЛИ ГОРАЗДО ПОЗЖЕ?
— У меня все было очень быстро. В школу я ходил всего один год. Успел освоиться в коллективе, в своем переулке с ребятами, досконально изучил район Скачек. Потом — торговый техникум. И именно техникум помог мне сформировать картину местной жизни. Там были ребята из Ессентуков, Минвод, Кисловодска… Было плохое и хорошее. Как в жизни. И это было полезно. А с 16 лет я уже подрабатывал — стоял за прилавком нашего семейного ювелирного магазина. К слову, в городе их было тогда, кажется, всего три. Началось все с того, что мой крестный открыл ювелирный магазин, мой старший брат пошел туда работать, а я помогал во время прохождения практики. И это мы с братом убеждали отца, что ювелирный магазин — это не только интересно, но и прибыльно. Убедили.

— СЕМЕЙНЫЙ БИЗНЕС — ЭТО УДОБНО? ЕСТЬ ВЕДЬ РИСК ИСПОРТИТЬ ОТНОШЕНИЯ. ДЛЯ ВАС ЭТО ПРИЕМЛЕМАЯ МОДЕЛЬ БИЗНЕСА?
— Именно благодаря семейному бизнесу я достиг результатов. Я работал с отцом, был бухгалтером, управляющим. Но однажды, когда я уже вырос, отец сказал мне: «Это мой бизнес. И ты иллюзий себе не строй. Все, что ты имеешь, это благодаря мне». Это был вызов. У меня тогда уже было двое детей. И я вдруг понял, что у меня нет ничего. Только опыт. И у бизнеса хозяин может быть только один. Мой отец таким «сталинским» методом дал мне понять, что если я чего-то стою, то смогу добиться всего сам. Я не спал ночами, я думал, что мне делать. И потом решил открыть аптеку. Я продал единственное, что у меня было — машину. И вложил все средства в аптеку. Все говорили: где ювелирный бизнес, а где аптека — ничего общего. А я решил, что если смогу реализоваться в «чужом» бизнесе, еще неизученном, то смогу везде. Главное — у меня появилось свое дело, я жил им. Были моменты, когда становилось очень трудно, но я сосредоточил все свои силы именно на этом. Потом открыл ювелирный дом «Боже», потом — второй ювелирный дом. И тогда отец пришел ко мне и сказал: «Возьми мой бизнес в аренду и плати мне определенную сумму в месяц». Я своими действиями доказал ему свою состоятельность.

— АПТЕКА ВАША ФУНКЦИОНИРУЕТ И СЕЙЧАС?
— Да. Я даже думаю: были бы свободные средства, у меня была бы сеть аптек, и я зарабатывал бы даже больше, чем в ювелирном бизнесе.

— А ЕСТЬ ТАКИЕ ПЛАНЫ?
— Планов много разных. Но сейчас нужно довести до определенного уровня ювелирный бизнес.

— ЮВЕЛИРНЫЙ БИЗНЕС ТРЕБУЕТ БОЛЬШИХ КАПИТАЛОВЛОЖЕНИЙ. ЭТО БЫЛ ВТОРОЙ ЭТАП ПОСЛЕ АПТЕКИ, НО ВСЕ-ТАКИ СУММЫ НАВЕРНЯКА БЫЛИ ВНУШИТЕЛЬНЫЕ. ГДЕ ВЫ БРАЛИ ДЕНЬГИ ДЛЯ ОТКРЫТИЯ?
— Это были заемные средства. Кредиты.

— ВЫ ОТКРЫЛИ СВОЙ ПЕРВЫЙ ЮВЕЛИРНЫЙ ДОМ СРАЗУ ПОСЛЕ ОСНОВНОЙ ВОЛНЫ ЭКОНОМИЧЕСКОГО КРИЗИСА. ЭТО БЫЛ 2010 ГОД, ТОГДА МНОГИЕ ЗАКРЫВАЛИСЬ…
— Да, а мы открывались как раз. Мои московские партнеры говорили: «Какой ювелирный дом? Вы с ума сошли!» А я не послушался.

— СКАЖИТЕ, ПОЧЕМУ ДВА ВАШИХ МАГАЗИНА НАХОДЯТСЯ НА ОДНОЙ УЛИЦЕ, НА РАССТОЯНИИ ВСЕГО НЕСКОЛЬКИХ СОТЕН МЕТРОВ ДРУГ ОТ ДРУГА?
— Если бы у меня была возможность, я бы открыл 22 магазина. И все на одной улице. Серьезно. Я бы сделал ювелирную улицу в Цветнике. Я был бы рад, если бы так была сформирована каждая сфера торговли. Тебе нужны детские вещи — ты приезжаешь на улицу детских вещей, где продается одежда, например, итальянская, а рядом с ней — китайская. Только все честно и открыто.

— ВЫ САМИ НИКОГДА НЕ ЗАНИМАЛИСЬ ИЗГОТОВЛЕНИЕМ ЮВЕЛИРНЫХ ИЗДЕЛИЙ?
— Меня отдавали учиться, когда мне было 14–15 лет. Я должен был по несколько часов проводить у ювелира, я смотрел, учился, пытался повторять. Но я быстро понял одну вещь: у меня нет усидчивости. Я лучше поеду договорюсь обо всем, пригоню фуру, сам ее разгружу, если надо. Мне нужно движение, процесс.

— КАК ВЫ СЧИТАЕТЕ, ЧЕМУ НЕТ МЕСТА В БИЗНЕСЕ?
— Воде. Я объясню. Бизнес должен быть четко прописан, пунктуален по своей сути, не размыт. Бывает, три умных человека не могут договориться. Недаром говорят: лить воду, значит, рассуждать впустую. Много говорить — мало делать. Нужно регулярно ставить перед собой задачи, а потом садиться и смотреть: у меня есть такой результат или нет?

— КАКУЮ ЗАДАЧУ ВЫ СЕЙЧАС СТАВИТЕ ПЕРЕД СОБОЙ?
— Избавиться от кредитов в ближайшее время. И открыть новый проект, не связанный ни с фармацевтикой, ни с ювелирным бизнесом. Я серьезно задумываюсь о переработке отходов органического происхождения. Меня очень интересуют нанотехнологии, технологии современного сельского хозяйства. У нас в России есть главный актив — природные ресурсы. И их нужно грамотно использовать. Мне очень интересно это новое направление. Уже не просто продажи, а именно производство. Но такое, которое еще и пользу людям принесет. Не раскрывая всех секретов, скажу, что это уже четкий план, реальный проект. Есть даже бизнес-план, осталось начать переговоры.

— ЧТО ДЛЯ ВАС ГЛАВНОЕ В ЖИЗНИ?
— Человек, когда рождается, — это практически ноль, когда умирает — тоже ноль. А вот этот период, сама жизнь, есть нить, след. И мечта всей моей жизни — оставить след. Очень важно, мне кажется, оставить людям что-то после себя. Может, книжку написать, фильм снять… Или создать целую экодеревню, где все натурально, нет «химии», вода чистая, все есть и ничто не пропадает без дела. Кажется, все создали в мире уже, все есть, но все-таки остается поле для деятельности. И тот, кто придумает что-то новое и интересное, останется в истории. Мне хотелось бы запомниться людям с положительной стороны. Но не как Гитлер, конечно, не как тиран, а как человек, который сделал что-то интересное.

— КАКОЙ ВЫ В СЕМЬЕ? МЯГКИЙ, ПОКЛАДИСТЫЙ, АВТОРИТАРНЫЙ? УМЕЕТЕ ДОГОВАРИВАТЬСЯ?
— В семье я на самом деле такой, какой есть вообще. Разный. Я очень люблю своих детей, жену, но могу и поругать всех четверых. У меня бывает плохое настроение, я сам себя ненавижу в этот момент. Но если не быть самим собой дома, то вообще с ума сойти можно. Вообще, конечно, нужно уметь давать выход эмоциям, на что-то отвлекаться. Кто-то пьет, кто-то курит что-то, а я для себя выбрал бег. Я понял: когда ты бегаешь, вместе с потом выходит весь негатив. И после душа ты как огурчик. Даже если обессилен, внутри — энергия жизни.

— ЕСЛИ ВЫДАЕТСЯ СВОБОДНЫЙ ЧАС, ЧЕМ ПРЕДПОЧТЕТЕ ЗАНЯТЬСЯ?
— У меня есть правило. Даже в самый напряженный рабочий день давать себе время на отдых, я называю это «маленький пряник». Это способствует эффективной работе. Я могу, например, сыграть онлайн-партию в шахматы или нарды, позвонить другу, потратить несколько минут на массажное кресло. Это известная технология организации времени, time management. Правильный отдых увеличивает КПД. Все мои пряники на это направлены. Кресло массажное у нас в салоне вообще волшебное. Через 15 минут в нем ты просто отключаешься, засыпаешь. А еще через 15 — просыпаешься отдохнувшим.

— ЭТИМ ПРЯНИКОМ, Я ИМЕЮ В ВИДУ МАССАЖНОЕ КРЕСЛО, УГОЩАЕТЕСЬ ТОЛЬКО ВЫ?
— Все. Кроме продавщиц. Они просто стесняются. Кресло стоит в уютном, но проходном месте. Поэтому девушки и стесняются. Я вот думаю поставить туда ширму. Чтобы перестали смущаться.

— А КАКОЙ ПРЯНИК ВЫ ПРИБЕРЕГАЕТЕ ДЛЯ ДЕТЕЙ? КАК ОТМЕЧАЕТЕ ИХ УСПЕХИ И ДОСТИЖЕНИЯ?
— Хвалю. Но и на будущие достижения заряжаю. Привожу примеры. Я своей старшей дочке, которая в этом году пошла в первый класс, говорю: «Хочешь в жизни многого добиться, нужно стать умной. Станешь хирургом хорошим — жизнь будет обеспечена, тебя будут уважать в обществе».

— ПОЧЕМУ ИМЕННО ХИРУРГОМ? ВЫ ДАЕТЕ ЕЙ ТАКУЮ РОДИТЕЛЬСКУЮ УСТАНОВКУ?
— Нет. Просто я знаю, насколько аккуратной, внимательной и педантичной она может быть. Однажды, когда ей было 5 лет, она пришла ко мне на работу, и ювелир дал ей весы и маленькие гирьки. Он мне потом сказал, что это первый ребенок, который взял пинцет и все гирьки ровно и в нужном порядке выставил. У нее даже игрушки всегда целые. Младшая играет — уши у зайцев оторваны, куклы без голов. А старшая порядок любит. Вот и все. Я просто вижу задатки. Моя задача сейчас — найти в них, моих детях, божий дар, который есть у каждого из нас, и дать образование. Я дам им возможность развиваться. Как в Библии сказано: ты можешь оставить детям много рыбы, но эта рыба закончится, а можешь оставить удочку — и рыба будет у них всегда. Я никогда не любил избалованных детей. Меня самого отец воспитывал строго, никогда не баловал. Карманные деньги мне отец не давал, я зарабатывал в 15 лет тем, что машины на улице Мира мыл. Я считаю, что самая большая родительская ошибка — лишить ребенка цели. Это значит — сделать его безликим. Ведь если у него все есть, зачем напрягаться? Если создать ребенку суперкомфортные условия и лишить цели, он тут же перестанет развиваться.

— КЕМ ВЫ СЕБЯ ВИДИТЕ ЧЕРЕЗ 20 ЛЕТ?
— Есть два варианта. Первый — президентом России (смеется), второй — добрым дедушкой, который забирает всех внуков к себе на выходные. Но может быть и третий вариант — уехать подальше, скажем, в Индию, заниматься духовным развитием, йогой… Какой-то их этих трех вариантов должен осуществиться.