Все делать красиво: выходить замуж, воспитывать детей, зарабатывать деньги. - Бизнес-клуб - Журнал Реноме Наверх

Гостьей второго заседания бизнес-клуба «Реноме» стала Александра Никишина, управляющий директор сети магазинов Naf Naf, Benetton, Desigual, «Для душа и души», мама троих детей и просто красивая женщина, реализовавшая себя в бизнесе.

Все делать красиво: выходить замуж, воспитывать детей, зарабатывать деньги.

Текст: Ирина Дибижева
Фото: Алексей Дегтев

— АЛЕКСАНДРА, Я ТРАДИЦИОННО ГОТОВЛЮСЬ К ИНТЕРВЬЮ, СОБИРАЮ ВСЮ ИНФОРМАЦИЮ, КОТОРАЯ МОЖЕТ МНЕ ПОМОЧЬ В РАЗГОВОРЕ. НО, ГОТОВЯСЬ К ВСТРЕЧЕ С ВАМИ, Я СТОЛКНУЛАСЬ С НЕВЕРОЯТНЫМ ИНФОРМАЦИОННЫМ ГОЛОДОМ. ВАС НЕТ В СОЦСЕТЯХ, БЛОГАХ И НА ФОРУМАХ. ПРО ВАС ВООБЩЕ МАЛО КТО ЧТО-ТО ЗНАЕТ. ВЫ СОЗНАТЕЛЬНО ОТГОРАЖИВАЕТЕСЬ ОТ ОБЩЕСТВА? МОЖЕТ БЫТЬ, ЭТО ВАША ЖИЗНЕННАЯ ПОЗИЦИЯ? ЭТО КАК-ТО СВЯЗАНО С ВАШЕЙ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ ИЛИ ВЫ ПРОСТО ЗАКРЫТЫЙ ЧЕЛОВЕК? 
— Мне просто некогда этим заниматься. И что вообще можно найти в соцсетях? Семейное положение, количество детей? Что вы хотели бы обо мне узнать в Интернете?

— НУ, ХОТЬ ЧТО-ТО, КРОМЕ УКАЗАНИЯ ВАШЕЙ ДОЛЖНОСТИ. К ТОМУ ЖЕ Я НЕ ИМЕЮ В ВИДУ ТОЛЬКО ИНТЕРНЕТ. ОДИН ИЗ СПОСОБОВ СОБРАТЬ ИНФОРМАЦИЮ О ЧЕЛОВЕКЕ— ПОГОВОРИТЬ О НЕМ С ДРУГИМИ ЛЮДЬМИ. НО И ЗДЕСЬ МНЕ НЕ ПОВЕЗЛО. ЕДИНСТВЕННОЕ, ЧТО Я ВЫНЕСЛА ИЗ ЭТИХ ПОПЫТОК ПОГОВОРИТЬ О ВАС, ЭТО ПОНИМАНИЕ ТОГО, ЧТО ВАМ ЗАВИДУЮТ. КАК ВЫ ДУМАЕТЕ, ПОЧЕМУ?
— Зависть вообще нехорошее чувство. Я бы предостерегла людей от него. Человек, который завидует другому, останавливается в собственном развитии. Я призываю всех, кто мне завидует, побыть немножко эгоистами, вспомнить о себе, о том, что они тоже потенциально талантливы, способны сами что-то сделать и реализоваться в какой-либо сфере — выбрать дом, семью, бизнес. И тогда зависть уйдет сама собой.

— ОЧЕНЬ МНОГИЕ СЧИТАЮТ, ЧТО ВЫ ПРОСТО УДАЧНО ВЫШЛИ ЗАМУЖ.
— Ну, это большое искусство — удачно выйти замуж. И для этого нужно обладать неким набором качеств, старания приложить определенные. Да, я удачно вышла замуж. Мой муж очень хорошо ко мне относился. Он вкладывал много сил в мое развитие, видел меня в бизнесе. Помогал мне советом. И до сих пор помогает. С этой точки зрения у нас полное взаимопонимание.

— ВАША ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ДЕЯТЕЛЬ-НОСТЬ НАЧАЛАСЬ ДО ЗАМУЖЕСТВА ИЛИ ПОСЛЕ?
— Она началась при непосредственном участии моего мужа. Он являлся инвестором моего бизнеса и до сих пор помогает мне, несмотря на то, что мы давно в разводе. Мы изначально обо всем договорились на определенных финансовых условиях. Эксклюзивность наших внутрисемейных отношений и бизнеса в том, что они никогда не пересекаются. Нам удалось невозможное — мы разделили настолько эти два понятия, что никогда их не смешиваем. Финансы, бизнес — отдельно, личная жизнь, дети — отдельно. Бизнес по системе франчайзинга — это то, с чего я начинала. Первый магазин, который я открыла по этой схеме в Пятигорске, был «Ив Роше». Если я не ошибаюсь, это был второй магазин в городе, до этого фирменных представительств именно в розничной торговле у нас не было. Это была очень удачная ниша — класс выше среднего, такой, знаете, pre-luxe, который давал возможность выделиться, проявить индивидуальность. Я как раз попала на это «золотое дно», и из одного магазина родилось все остальное.

— КАКОЙ ЭТО БЫЛ ГОД?
– 2002 или 2003, не помню точно. К сожалению или к счастью, но у меня пока не было такого периода в жизни, когда бы я села и подытожила, составила автобиографию: в этом году я сделала это, в этом — открыла это. И это, наверное, хорошо. Динамика, развитие — я просто не успеваю подводить итоги. Отсюда — трудности с заполнением анкет. Но это мне абсолютно не мешает.

— ВЫ САМИ РАБОТАЛИ ПРОДАВЦОМ НА НАЧАЛЬНОМ ЭТАПЕ?
— Да, и делала это с удовольствием. Я люблю свою работу и не вижу в ней границ своего участия. То есть, если это мой ребенок, то все, что с ним связано, это все мое. Я с большим удовольствием работала продавцом два года. Причем я была продавцом до конца, до мелочей: я носила форму, никогда не говорила, что я владелица бизнеса. Мне все это очень нравилось, особенно, общение с людьми. В продажах вообще очень важна психология. Я присматривалась, пыталась помочь. Желание помочь — звучит как альтруизм, но на самом деле это основа всего. Вот ты увидел человека и должен его «прочесть»: мне грустно, мне нечего делать, мне интересно— разные посылы бывают, но все их нужно уметь чувствовать. То, чем мы занимаемся, очень важно. Если женщина купила новую губную помаду, у нее может поменяться не только настроение, но и весь день и даже жизнь. Звучит громко, но это тот механизм, который работает на самом деле.

— ГЛАВНОЕ КАЧЕСТВО ПРОДАВЦА, ПО ВАШЕМУ МНЕНИЮ?
— Внимательность. Нет стандартов, нет шаблонов, поэтому нет одинаковых продавцов. Я очень скептически отношусь к системам обучения. Сколько людей, столько может быть и подходов. Просто нужно любить людей, быть позитивным, открытым— это самое главное. Все остальное не имеет большого значения.

— СУЩЕСТВУЕТ ЛИ, ПО-ВАШЕМУ, ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО ЖЕНСКИЙ БИЗНЕС? И КАКИХ СФЕР ОН КАСАЕТСЯ?
— Бизнес — это все-таки мужская территория. И очень жесткая территория. Когда мужчина видит в тебе соперника, всякие женские штучки в бизнесе заканчиваются. Я понимаю мужчин, мужскую психологию достаточно хорошо. И это позволяет мне где-то разговаривать с ними на одном языке. В переговорах это крайне важно. Внешнее не имеет значения. Можно продавать помаду, но за этим стоят финансы, бюджет, кредитование — серьезные вещи, которые и составляют бизнес. Так что женщина в бизнесе должна обладать набором мужских качеств, это мое глубокое убеждение.

— ВАША ДОЛЖНОСТЬ ЗВУЧИТ КАК УПРАВЛЯЮЩАЯ. ВЫ ПРИВЫКЛИ ВСЕМ УПРАВЛЯТЬ? А ВНЕ РАБОТЫ ВЫ ДРУГАЯ?
— Со временем я понимаю, что эта позиция — брать на себя ответственность — начинает управлять мной. Когда ты становишься на этот путь, надо понимать, что ты сам несешь ответственность за каждый свой шаг. Можно такой пример привести. Я подписываю договор, рядом со мной сидит юрист, который этот договор изучил и обсудил со мной, но если в итоге этот договор становится невыгодным, кто виноват? Тот, кто подписал его. Эта позиция должна прослеживаться четко. И это, конечно, очень сложно с себя сбросить, когда заканчивается работа. Хотя для бизнесмена не существует понятие «заканчивается работа», поскольку в голове она идет всегда. И большое искусство — уметь переключаться на что-то. Хобби и отдых становятся потребностью. Даже частью работы, ведь если не научиться вовремя отдыхать, это отразится на результатах работы.

— ТОГДА КАК ВЫ ПРОВОДИТЕ СВОЕ СВОБОДНОЕ ВРЕМЯ?
— Свободное время?.. У меня трое детей младшего школьного возраста, это вы, наверняка, узнали заранее (смеется). Так вот. У меня есть такая шутка, что на работе я отдыхаю от дома, а дома отдыхаю от работы. Вот и получается, что я все время отдыхаю.

— ПОЧЕМУ ВЫ РЕШИЛИ ЗАНИМАТЬСЯ ПРОДАЖЕЙ ОДЕЖДЫ И КОСМЕТИКИ? ЭТО СФЕРА ВАШИХ ЛИЧНЫХ ИНТЕРЕСОВ ИЛИ ПРОСТО РЕНТАБЕЛЬНЫЙ БИЗНЕС?
— Я, наверное, не совсем адекватно подхожу к выбору бизнеса. Но первично для меня заниматься тем, что мне нравится. Пока у меня есть вот этот посыл интереса, любви к тому, чем я занимаюсь, я буду генерировать необходимую для реализации идей энергию. Деньги в чистом виде меня не интересуют.

— НАКАНУНЕ НАШЕЙ ВСТРЕЧИ У МЕНЯ БЫЛА ВОЗМОЖНОСТЬ НАБЛЮДАТЬ, КАК ПРОИСХОДИТ ВЫКЛАДКА ТОВАРА В МАГАЗИНЕ BENETTON. ДЛЯ МЕНЯ СТАЛО ОЧЕВИДНЫМ, ЧТО, КРОМЕ УМЕНИЯ ПРОДАВАТЬ, ВАШИ СОТРУДНИКИ ДОЛЖНЫ ЕЩЕ ИМЕТЬ ВКУС, ПОЗВОЛЯЮЩИЙ ГРАМОТНО СОЧЕТАТЬ ВЕЩИ С УЧЕТОМ НЕ ПРОСТО МЕРЧАНДАЙЗИНГОВЫХ ПРИЕМОВ, НО И ПРАВИЛ СТИЛЯ В ОДЕЖДЕ. ВЫ ЭТО УМЕНИЕ КАК-ТО ОЦЕНИВАЕТЕ ИЗНАЧАЛЬНО, ПРИ ПРИЕМЕ НА РАБОТУ? 
— Раньше я во время собеседования оценивала внешний вид самих кандидатов. А сейчас ищу огонь в глазах. Мне нужно, чтобы у человека было большое желание. Вот на это большое желание можно наложить все что угодно. Если есть желание и амбиции, человек способен измениться и внешне, и внутренне. Он возьмет все, что мы ему сможем дать. А по поводу того, как это выявляется… Вот вы занимаетесь мерчандайзингом, развеской, попутно вы комментируете и спрашиваете сотрудников: «Как бы вы сделали? А как вы считаете?» И на этом этапе можно выявить настоящий талант. А другие продавцы не до такой степени чувствительны к этому. И тогда грамотный руководитель должен сделать вывод: одному дается большее поле для творчества, а другой будет отлично работать с готовой выкладкой, при этом быть сверхдоброжелательным и вообще отличным сотрудником.

— ВСЕ МАРКИ ОДЕЖДЫ, КОТОРЫЕ ВЫ ПРЕДСТАВЛЯЕТЕ В ПЯТИГОРСКЕ, ЕВРОПЕЙСКИЕ. BENETTON — ИТАЛИЯ, NAF NAF — ФРАНЦИЯ, DESIGUAL — ИСПАНИЯ. ВЫ СОЗНАТЕЛЬНО ОГРАНИЧИВАЛИСЬ БРЕНДАМИ, КОТОРЫЕ НРАВЯТСЯ ВАМ САМОЙ?
— Да, как и во всем, чем я занимаюсь. С Benetton все просто. Мне вообще нравится Италия и все, что с ней связано. И тут просто совпало. Бренд Naf Naf совсем другой. Это европейская мода в чистом виде. Здесь есть место классике и одновременно экспериментам с цветами и оттенками. Испанский бренд Desigual — это взрыв эмоций, сумасшедшие принты, смелые решения. Эти вещи находятся вне моды, они несут определенные эмоции. Ведь одежда заметно влияет на наше состояние, настроение. Если с утра надеть строгий деловой костюм, то можно весь день провести «в футляре», а в платье от Desigual с интересной отделкой и цветовыми сочетаниями день пройдет ярко и интересно. У вас появится блеск в глазах, и люди начнут его зеркалить — улыбаться вам в ответ. Сам бренд достаточно молод, а в России вообще представлен всего пару лет. Но он развивается колоссальными темпами, бьет все рекорды по развитию сети. В Пятигорске магазин Desigual отработал только один сезон, но этот сезон подтвердил динамику развития бренда в целом — буквально с места в карьер. Это произошло во многом благодаря тому, что наши женщины на Кавказе открыты всему новому. Их южный темперамент отлично воспринимает любые принты и смелые решения. Поэтому этот результат достаточно прогнозируем.

— ВСЕ ВАШИ МАГАЗИНЫ РАБОТАЮТ ПО ФРАНЧАЙЗИНГОВОЙ СИСТЕМЕ. ДОГОВОРНЫЕ УСЛОВИЯ В КАКИХ ИЗ НИХ ВАМ ПРЕДСТАВЛЯЮТСЯ САМЫМИ ВЫГОДНЫМИ И УДОБНЫМИ? МОЖЕТ БЫТЬ, ГДЕ-ТО ЧУТЬ БОЛЬШЕ ОГРАНИЧЕНИЙ КАКИХ-ТО?
— Договорные отношения — это вообще тонкая сфера. Если партнеры не осознают, что это взаимовыгодно, это мертвая схема, она работать не будет. К счастью, все мои партнеры это понимают. Франчайзинг изначально подразумевает целый ряд правил, прописанных норм и ограничений. Я представляю крупную компанию и должна уважать волю ее основателя. В любом случае, я отношусь к этим правилам как к благу, а ограничения нам во вред не идут точно. Мы работаем с фирма-ми-производителями, и по условиям договоров финансовые риски — это наша территория. Производитель ничем не рискует, принимая заказы на год вперед. И при всем при этом франшиза — это удобно. За нас уже сделали большую часть работы, изучили рынок, все продумали и придумали. Единственное, что мы можем привнести в этот бизнес, это учитывать специфику местного рынка. Хорошо, когда фирме хватает смелости и доверия отдать нам 20–30% местного рынка.

— ЕСТЬ ЛИ ВЕРОЯТНОСТЬ, ЧТО ЧЕРЕЗ КАКОЕ-ТО ВРЕМЯ ВАМ НАДОЕСТ ФРАНШИЗА И ВЫ УЙДЕТЕ В СВОБОДНОЕ ПЛАВАНИЕ? ЧТО ЭТО МОЖЕТ БЫТЬ? КАКАЯ СФЕРА?
— Хороший вопрос. Вы знаете, у меня есть один принцип — все время выбивать у себя почву из-под ног. Как только наступает стабильность, я понимаю, что это конец всякого развития. И я искусственно создаю себе барьеры, ставлю новые задачи, чтобы усилить свои позиции. Человек, который движется вверх, должен периодически обнулять свои достижения. Появляется ощущение, что ты только начал, что ты желторотый, тогда усиливается способность учиться — ты идешь дальше и делаешь следующий прорыв. Что касается «надоест», то у меня нет такого понятия. В каждой задаче можно поставить сверхзадачу и улучшить свои позиции. Этот рецепт подходит для любого дела.

— КТО ВЫ ПО ОБРАЗОВАНИЮ? — Юрист. И это накладывает определенный отпечаток. Мне кажется, юристам все видится жестче, они меньше доверяют, чаще проверяют.

— НАСКОЛЬКО, ПО ВАШЕМУ МНЕНИЮ, ВАЖНО ВООБЩЕ ВЫСШЕЕ ОБРАЗОВАНИЕ ДЛЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЯ? СКАЖЕМ, ТОТ ЖЕ ЛУЧАНО БЕНЕТТОН, ОСНОВАТЕЛЬ ОДНОИМЕННОЙ КОМПАНИИ, НЕ ТОЛЬКО НЕ ИМЕЕТ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ, НО ДАЖЕ ШКОЛУ НЕ ЗАКОНЧИЛ, НО ПРИ ЭТОМ ИЗВЕСТЕН КАК ЧЕЛОВЕК КОЛОССАЛЬНОГО ТРУДОЛЮБИЯ И ОГРОМНОГО УПРАВЛЕНЧЕСКОГО ТАЛАНТА.
— Вы вот сами ответили на свой вопрос (смеется). Успех — это большое желание. К сожалению, образование накладывает некий штамп, ты начинаешь мыслить определенными параметрами. И поэтому ты не изобретешь велосипед, ведь тебя научили, что велосипед уже изобрели до тебя. То же самое с бизнесом. Мне кажется, не так важно образование, как самообразование, например, чтение книг.

— Я ЗНАЮ, ЧТО НЕСКОЛЬКО ЛЕТ НАЗАД ВЫ БАЛЛОТИРОВАЛИСЬ В ДЕПУТАТЫ ГОРОДСКОЙ ДУМЫ ЖЕЛЕЗНОВОДСКА. ЗАЧЕМ ВАМ ВЛАСТЬ?
— Это точно не реализация собственных амбиций. У власти есть свои рычаги и возможности. И я понимала, что если могу что-то сделать, то нужно взяться и это сделать. Это был опыт, проба себя в совсем иной сфере. Политика — это не бизнес, там свои правила, свои законы. Мне хотелось просто посмотреть на все это изнутри. Я горжусь тем, что я эту кампанию сделала самостоятельно. У меня были помощники, конечно, но очень большую часть работы я делала лично, я ходила по квартирам, общалась с людьми, спрашивала, чего бы они хотели. Но на тот момент, возможно, и хорошо, что я не прошла. Все-таки не было той базы, той команды, которая смогла бы оправдать надежды людей и выполнить обещания. Но со временем все может сойтись, и я не исключаю возможности, что снова буду баллотироваться в депутаты. В любом случае, это был очень полезный опыт.

— АЛЕКСАНДРА, МЫ С ВАМИ ХОТЬ И ВСТРЕЧАЕМСЯ В РАМКАХ БИЗНЕС-КЛУБА, НО, ДУМАЮ, МНОГИМ БУДЕТ ИНТЕРЕСНО УЗНАТЬ НЕ ТОЛЬКО ВАШИ БИЗНЕС-СЕКРЕТЫ, НО И ТО, КАКАЯ ВЫ ВНЕ РАБОТЫ, НАПРИМЕР, КАКАЯ ВЫ МАМА?
— Кстати, про секреты. Нам мамы часто говорят, что у каждой девушки должен быть свой секрет. Ау меня немного другая теория: не должно быть одного секрета, у женщины должно быть столько граней, чтобы она каждый раз поворачивалась новой. С детьми у меня очень хорошие отношения, мы разговариваем на одном языке, стараемся смотреть одни фильмы. Я все время заглядываю им в глаза, чтобы не терять контакт. У меня очень категоричное отношение к компьютерам. Дети не должны играть в компьютерные игры, им еще жить, а родители, позволяющие детям часами сидеть за компьютерами, делают из них инертных, закрытых для мира людей. Моя твердая позиция: компьютеры для детей — это стопроцентное зло. У меня дома четыре компьютера, но они исключительно для работы, дети не играют на них, не смотрят мультики. Развивающие игрушки, пластилин, карандаши, бумага, все, что нужно для творчества, у моих детей есть. Они развиваются в направлении творчества и спорта.

— ГЛАВНОЕ, ЧЕМУ ВАС НАУЧИЛИ ВАШИ РОДИТЕЛИ?
— Не врать. Этот урок я запомнила на всю жизнь. Когда я училась в первом классе, родители посадили меня перед собой за стол и популярно, на примере уголовного кодекса, объяснили ответственность и последствия лжи. С тех пор я стараюсь всегда говорить правду.