A’Studio. Группа с большой буквы - Гость номера - Журнал Реноме Наверх

Наверное, это правильно, что название этой группы начинается с первой буквы алфавита. Это очередной раз подтверждает правило «Как вы лодку назовете, так она и поплывет». Лодка A’Studio плывет давно и всегда правильным курсом, даже когда на борту появляются новые члены команды. О том, как это удается уже без малого 30 лет, и как все это время оставаться не просто на плаву, а быть на гребне волны, расскажут музыканты группы Байгали Серкебаев, Владимир Миклошич и Кети Топурия.

A’Studio. Группа с большой буквы

— Начать хочется с вопроса, ответ на который можете дать только вы. Сегодня, когда группы формируются и распадаются с пугающей регулярностью и даже трудно запоминаются и не всегда явно отличаются друг от друга, A’Studio вот уже тридцать лет как занимает особое место на отечественной сцене. Как вам это удается? В чем феномен A’Studio?

БАЙГАЛИ: Мне кажется, что в основе нашей успешности, стойкости, во‑первых, стоит тандем Миклошич — Серкебаев. Мы сошлись и чисто по-человечески, и музыкально — совпали вкусы и взгляды. Идти вперед, когда рядом такая надежная поддержка, в разы легче. Вот мы и идем. А во‑вторых, естественно, неотъемлемой составляющей является любовь к музыке, к своему делу. Этого у нас тоже в достатке.

ВЛАДИМИР: Всегда трудно сказать о себе что-либо объективное, как правило, пытаясь это сделать, люди в большинстве своем ошибаются. Из всех прочих слагаемых можно было бы выделить мотивацию: мы стали заниматься музыкой из-за любви к ней, к исполнительству, процесс у нас всегда превалировал над результатом, поэтому мы от результата не сильно зависели. У нас бывали довольно непростые периоды, но нам было решительно на это наплевать по той же причине, главное — мы играли и получали от этого удовольствие. Понятно, что мы старались всегда сотрудничать с людьми, которые похожим образом относились к своему делу.

Если у кого-то мотив для творчества — быстрее раскрутиться, стать популярным, знаменитым и снимать с этого пенку, то первая же неудача и проблема могут оказаться непроходимым рубежом. Наше эго умеет разрушать любые хорошие начинания, поэтому надо уметь с ним справляться. У нас это получалось.

— Репертуар группы, ее стиль и музыкальное направление можно описать парой слов? Если да, то какие это слова?

ВЛАДИМИР: Это всегда была лирика, всегда любовь во всех ее проявлениях.

— Будет ли правильным сказать, что творчество A’Studio вне моды?

ВЛАДИМИР: Наверное, вне моды может быть только классика. Поп-музыка — явление на потребу дня, поэтому должна ловить актуальные веяния. Возможно, наше раннее творчество уже и вне моды, просто потому, что пережило время и до сих пор кому-то интересно.

БАЙГАЛИ: С одной стороны, да, можно так сказать. Песни, которые мы писали много лет назад, актуальны до сих пор. А с другой стороны, я всегда слежу за современными тенденциями. Популярная музыка неразрывно связана с течением времени. Поэтому совсем независимо от моды творить не получается, небольшие корректировки всегда есть. Но мы верны себе — и это главное.

— Как вам кажется, что происходит с талантливыми исполнителями, выпускниками популярных телевизионных шоу, куда они все деваются? Талант есть, а репертуара нет?

БАЙГАЛИ: Хороший репертуар — это главная составляющая успеха. Чтобы удержаться, надо иметь настойчивость, терпение, умение контролировать свое эго, быть сильным духом. При этом талант и удачу никто еще не отменял. Много ли есть молодых исполнителей, которые всем этим обладают, которые понимают, что музыка — это на всю их жизнь?

КЕТИ: Во-первых, очень большая проблема с репертуаром. Во-вторых, очень важно, чтобы рядом был человек, который мог бы направить, показать, как себя презентовать. Правильный имидж и репертуар — как без этого? Это очень важно. Трудно найти человека, который подбирал бы стоящий материал и, главное, настолько верил в начинающего артиста, что ему было бы не лень всем этим заниматься. Сейчас все ищут готовых артистов, которые сами себе делают продакшн, программы, сами пишут песни. Таких мало, и продюсерам они более интересны. Куда пропадают молодые исполнители? Вероятно, ими никто не занимается. И их очень жалко, потому что они действительно стараются, стремятся к успеху. Сегодня ты проснулся звездой, а завтра это все закончилось. Это очень страшно на самом деле.

— Современная отечественная сцена перенасыщена исполнителями или по-настоящему талантливых не так уж много?

ВЛАДИМИР: Если сравнивать современную сцену со сценой 80-х, то она, конечно, перенасыщена. Но кто знает, что будет с этим твориться через 40 лет? Может быть, исполнителей станет еще больше? Сейчас музыкальное производство благодаря технологиям стало доступным. Только очень ленивый не сможет самовыразиться, научиться чему-то с помощью интернета и огромного потока знаний и любой информации. К тому же «идея Золушки» как никогда популярна в сфере музыки благодаря телевизионным программам. Один показ по ТВ — и ты почти знаменит! Но таланты, как и всегда, на вес золота. Чем больше перенасыщения, тем ярче и виднее эти самородки.

— Давайте вернемся к вашему творчеству. За тридцать лет менялось название (в самом начале, но все же) и состав. С первых дней в группе Вы, Байгали, и Вы, Владимир. Можно сказать, что группа держится на вас?

ВЛАДИМИР: Так получается, что мы тащим нашу идею много лет, и удача нас не оставляет. Думаю, что удача начинается с тех людей, которые к нам приходят, она начинается с выбора из многочисленных претендентов самого для нас подходящего. Но это только одна из шестеренок. Музыкальный вкус и талант Байгали, работоспособность и многое из того, что я уже здесь упомянул, — это все остальные детали, без которых машина бы долго не проехала.

БАЙГАЛИ: Получается, что да. И я рад этому. Не всем так везет в нашей профессии.

— Вы делите историю группы на периоды в зависимости от состава? Или измеряете ее альбомами?

БАЙГАЛИ: Скорее по составам. Этот у нас уже третий.

— В свое время Вы, Владимир, назвали участие группы в «Рождественских встречах» Аллы Пугачевой в 1990 году звездным часом коллектива. После этого были еще подобные поворотные моменты?

ВЛАДИМИР: Это был самый настоящий звездный час, когда мы родились для нашей страны. После этого было достаточно много звездных часиков, каждый из которых поднимал нас на какую-то новую ступень. Мы все время ищем новые горизонты и находим их.

— А как далось решение о присоединении к группе женского вокала? Тогда это была еще Полина Гриффис, верно? Женщина на корабле оказалась к счастью?

ВЛАДИМИР: Работа с женским участником группы имеет свои особенности, но она больше определяется не полом, а характером человека, это самое главное.

БАЙГАЛИ: Когда Батыр (Батырхан Шукенов, саксофонист и вокалист группы A`Studio с первого дня ее основания в 1987 году по 2000 год — прим. ред.) покинул группу, мы остались втроем: я, Владимир Миклошич и Бага (Баглан Садвакасов, гитарист группы — прим. ред.). Решили, что необходимо кардинально сменить образ солиста, чтобы избежать сравнения с Батыром. Пригласили на работу Полину Гриффис. Опыт оказался удачным, но не долгим. Потом появилась Кети, со своим драйвом, со своей энергетикой. Благодаря этому мы смогли немного переориентироваться в другом направлении, ближе к поп-року.

— Да, Полина через три года уходит в сольное плавание. И Вы какое-то время выступали снова мужским коллективом. Вокалистку искали сознательно или встреча с Кети оказалась счастливой случайностью?

ВЛАДИМИР: У нас не было цели искать солиста по половому признаку, важнее было, чтобы это был талантливый человек, любящий музыку, как и мы. А по поводу случайности мы любим известное выражение: «Случайность — это псевдоним бога, когда он не хочет подписываться своим именем».

— Кети, как Вам в мужском коллективе? В женском петь смогли бы?

КЕТИ: Изначально, когда я пришла в группу, я думала: «Господи, здесь же одни мужики, как же мне будет сложно!» Потом я посмотрела на женские коллективы и поняла, что я просто в раю! У нас отличный коллектив, идеальные отношения, мы — настоящая семья.

— Вы помните свое первое живое выступление в составе группы? Сильно волновались?

КЕТИ: Вечер, когда меня представили публике в составе группы, я помню очень хорошо! Я безумно волновалась, но все прошло замечательно.

— Как Вас встретила Москва и приняли поклонники группы?

КЕТИ: Москва встретила зимой и морозами. Первое время мне было сложно привыкнуть: постоянные пробки, отсутствие солнца, все суетятся, куда-то спешат — все эти атрибуты жизни в мегаполисе я никогда не любила. Но дала себе слово, что первое время потерплю, постараюсь привыкнуть, и, если смогу, потом все будет хорошо. Так и вышло. А поклонники группы встретили нормально. У меня не было иллюзий, я себя изначально настроила, что меня будут сравнивать с другими солистами, это естественно. Мой приход в A’Studio совпал с изменениями в группе, в музыкальном смысле, мы обрели свое новое звучание и новое лицо, которое привлекло новых поклонников.

— Вам всем вообще важно, что о Вас говорят? И нужен ли чей-то совет, оценка?.. От родных важно слышать «Мы вами гордимся»?

КЕТИ: Не могу сказать, что мы реагируем на все оценки и мнения со стороны. Конечно, нет. Но нам важно, что думают наши друзьями, родные. И мы советуемся с людьми, которые для нас являются авторитетами. Это признанные профессионалы, наши единомышленники среди коллег.

ВЛАДИМИР: Конечно, поддержка всегда приятна и иногда очень важна. Именно так нас поддержала Алла Пугачева почти 30 лет назад. Часто на море я проплываю на байдарке мимо прибрежных скал и думаю, сколько времени плещутся о них волны, а скалы как стояли, так и стоят. Знаете, когда ты занят любимым делом в хорошей компании друзей и коллег, могут ли тебя занимать чьи-то разговоры, мнения, потоки откровений в интернете, не всегда тактичные? Спасибо за поддержку и добрые слова, а если вам что-то не нравится, лучше слушайте других артистов, мы все равно будем делать то, к чему лежит наша душа.

— У вас случаются полноценные отпуска? Вот прямо чтобы ничего не делать! Сколько так можете?

КЕТИ: У нас есть два отпуска в год, каждый по месяцу. И этого более чем достаточно, потому что мы привыкли к очень активной жизни. И после двух-трех недель уже хочется работать. Быстро подзаряжается батарейка. Правда сейчас, с появлением ребенка, хочется, наоборот, продлить время, которое мы можем провести втроем — с мужем и дочкой. В этом году впервые поедем отдыхать уже с Оливией.

ВЛАДИМИР: Лично я ничего вообще не делать долго не могу. Для меня отдых — скорее перемена деятельности, и когда голова свободна от каких-то обязанностей.

— А кто из вас смог бы работать в офисе с 9 до 18 с перерывом на обед и двумя законными выходными? Или это совсем не ваша история?

КЕТИ: Вообще этого не представляю! Я с детства занимаюсь другим делом, у меня другая жизнь. Так что это действительно не моя история.

БАЙГАЛИ: Если твоя работа тебе нравится и ты идешь на нее с удовольствием, как это случается у нас, то не имеет особого значения, какой у тебя график — с 9 до 18 или с 18 до 9.

— Конечно, в случае с вашей группой музыка — профессия, дело жизни. И все-таки есть какие-то увлечения, способные перерасти в бизнес? Скажем, у Вас, Кети, есть теперь свой бренд одежды. Расскажите об этом. И есть ли у других участников группы серьезные увлечения, помимо музыки?

КЕТИ: Я создаю одежду, одежду в моем стиле — то, что я ношу сама. Я бы не стала называть это бизнесом, это скорее хобби. Среди российских дизайнеров одежды есть единицы, которые действительно зарабатывают на этом деньги. Для меня это занятие для души. Моя дочь Оливия вдохновила меня на создание линии детских курток. Я хотела купить ей косуху, но нигде не нашла. Пришлось создать. Мы сделали коллекцию разноцветных курток-косух для мам и малышей. Еще люблю кататься на лыжах.

ВЛАДИМИР: Мне много что нравится, но сегодняшний мой бизнес — это двое детей, с которыми я стараюсь проводить все свободное время. Скоро они вырастут, и мне надо успеть научиться у них многому и многое с их помощью вспомнить про себя.

— Вы из разных городов и представляете разные культуры. Москва стала для вас родным городом? И если нет, то какой город каждый из вас считает своим?

ВЛАДИМИР: С Алматы меня связывают воспоминания детства, это самые сильные впечатления. Со временем эти воспоминания окутываются тонкой ностальгической дымкой: улицы, по которым ты ходил, родные, друзья детства, первая любовь — все это уже ничем не заменишь. Иногда эти картинки из детства снятся. Это самые тонкие и особые воспоминания. Москва — это моя вторая жизнь, но это другие впечатления, тоже хорошие и светлые, но совсем другие, потому что это не впечатления ребенка. Мне кажется, что я смогу по-настоящему оценить Москву, если когда-нибудь из нее уеду.

КЕТИ: Лично для меня Москва уже родной город. Я возвращаюсь сюда и чувствую, что возвращаюсь домой. Мы любим этот город, несмотря на то, что здесь не самые простые и комфортные условия для жизни. Здесь моя работа, моя семья и здесь мой дом.

— Московская публика более требовательна, чем поклонники в регионах?

БАЙГАЛИ: Самая требовательная публика — это публика из родных мест. Выступать для меня в Алматы — всегда как экзамен. Они же не просто тебя слушают и смотрят, а оценивают, чего ты достиг, потому что помнят твою дорогу. Москва, конечно, больше избалована, чем регионы. Зато здесь тебя оценят со всем пристрастием, и тогда хорошая оценка будет дорогого стоить.

— Концерты — это всегда обмен энергией, правда? Вы залу — свою, зал вам — свою. Случалось ли вам выступать перед публикой, не желающей отдавать энергию, не отвечающей взаимностью, излишне сдержанной?

ВЛАДИМИР: Конечно, случалось. Работать для такой публики очень тяжело, и я бы назвал такие концерты «Воля к победе».

— Перед какой самой большой и самой малочисленной аудиторией вам приходилось выступать? И что приятнее?

БАЙГАЛИ: Самые большие аудитории — это, наверное, шоу премии МузТВ на огромных стадионах, «Рождественские встречи» Аллы Пугачевой. Как-то мы выступали на разогреве у Элтона Джона в Ростове-на-Дону, эта была огромная городская площадь, забитая народом. А вот самая малочисленная аудитория, наверное, была во время выступления для президента одной из республик, который слушал концерт в компании из трех человек. Независимо от числа зрителей, всегда приятней выступать для тех, кто не случайно попал на наш концерт, а хотел этого и пришел порадоваться вместе с нами.

— В 90-х вашим главным хитом была песня «Джулия», десять лет назад — «Улетаю», а без какой песни сегодня не обходится ни один концерт?

ВЛАДИМИР: Все хиты, сыгранные и спетые за последние 10 лет, остаются в нашем репертуаре. Публика нас не поймет, если мы не будем исполнять песни, которые она любит. Поэтому без «Улетаю», «Так же, как все», «Папа, мама» и других концерты сегодня не проходят.

— «Волны» — это ваш крайний альбом? Он ведь был выпущен еще в 2010 году. Синглы важнее альбома? В том смысле, что если несколько лет нет альбома, это вовсе не значит, что группе нечего сказать своим поклонникам?

БАЙГАЛИ: Да, сейчас выпуск альбома перестал иметь такое значение, как прежде. Сегодня это скорее имиджевая акция, подарок поклонникам. Интернет сделал свое дело. Готовая песня или клип появляется в сети через несколько часов или даже меньше. Дискам за этим не угнаться, поэтому они сейчас имеют больше просто коллекционную ценность.

— Когда все-таки ждать нового альбома? И каким он будет?

ВЛАДИМИР: У нас уже достаточно новых песен для следующего альбома. Наверное, выпустим его в ближайшее время. Каким он будет, мы еще и сами сказать не можем. Это как с ребенком. Думаем, что он будет здоровым, красивым, и нас порадует.

— Расскажите немного о проекте Symphony’A. И каково это — классические для группы хиты в классическом симфоническом прочтении? Или все не так уж классически?

ВЛАДИМИР: Нам кажется, что наш симфонический концерт несколько отличается от модных сейчас исполнений с оркестром, потому что Алмасом Серкебаевым была специально написана интерпретация наших песен для симфонического состава. Многие песни стали местами неузнаваемы, и в этом главная интрига и преимущество. Зрители заново узнают наши песни, переодетые совсем в другие одежды. То есть, это не просто мы с добавлением скрипичных синтезаторных партий, сыгранных теперь вживую, а совершенно новые аранжировки и звуки. Кстати, наш последний симфоконцерт в «Крокус Сити Холле» снимался на видео, и у зрителей будет возможность оценить его во время телетрансляции этой записи.

— В 2007 году вы отпраздновали свое 20-летие, поставив в Государственном Кремлевском Дворце шоу «Total». Это было действительно отличное шоу! Не менее грандиозно отметили в Кремле и 25-летие в 2012-м. Чего ждать на 30-летие?

БАЙГАЛИ: У нас грандиозные планы на следующий год. Пока это только планы и секрет, поэтому мы их не афишируем. Очень хочется, чтобы следующий год принес возрождение нашей стране, чтобы люди могли, отложив заботы, с легким сердцем приходить на наши и не только наши концерты и радоваться нашим открытиям и фантазиям.