Наверх

Аврору трудно спутать с кем-либо еще. Разве что с ней самой на фотографиях десятилетней давности. Слишком выделяется, оставаясь при этом неизменно красивой, востребованной и счастливой. Она сама говорит об этом — счастлива в браке, счастлива делать то, что нравится. Кажется, аврора из тех, кто умеет обманывать время, — она выглядит обворожительно и стильно всегда, начиная с нулевых, когда яркой звездой заблистала на экранах. Она попала на телевидение случайно, а задержалась надолго. В интервью, которое аврора дала журналу renome в перерыве между съемками, она рассказала о том, что умеет дружить с собственным мужем, какую одежду рекомендует носить и что никогда не наденет сама, а еще — почему женщины чаще мужчин виноваты в разводе.

Аврора: «Мне важно делать то, что нравится»

— Аврора, спасибо, что нашли время для интервью нашему журналу в плотном графике съемок. Скажите, а Вы по-прежнему получаете удовольствие от съемочного процесса или относитесь к съемкам исключительно как к работе?

— Я вообще такой человек, который все делает, скажем так, ради собственного удовольствия, а удовольствие — это как раз самореализация, когда ты видишь плоды своей деятельности, когда занимаешься любимым делом, вот это — самое настоящее счастье. Иногда это не приносит дополнительного дохода, иногда ты это делаешь просто для какой-то акции, для себя, для друзей. Просто мне важно делать то, что нравится, и меня сложно заставить делать что-то против моей воли.

— А не бывает обидно, когда люди, далекие от телевидения, съемок, светских мероприятий, считают, что ничего особенного Вы и не делаете, что работа Ваша — легче легкого?

— У меня был период, когда меня это обижало, я даже помню, как в какой-то момент одна моя достаточно близкая подруга вдруг сказала: «Ну, а что у тебя за работа?! Прочитала что-то, накрасилась, улыбнулась, что-то сказала — вот и вся твоя работа. Разве ты всерьез думаешь, что это труд?!» Меня это, конечно, немного удивило. Наверно, все это выглядит со стороны как абсолютный такой фан, но я могу сказать, что за красивой картинкой очень часто стоит действительно тяжелый труд. Иногда приходится сниматься в очень тяжелых условиях, бывает, что очень холодно, бывает, что ты снимаешься по 14–16 часов. Особенно тяжело, когда снимаем долгосрочный проект или реалити-шоу. Бывало, что мы заходили в павильон на две недели и записывали часов по пять в день, бесконечно снимались: переезд — съемка, переезд — съемка, и нет ни одного выходного. Конечно, потом у меня бывает, что две недели я могу отдыхать. Это называется ненормированный рабочий график.

— А нормированный не для Вас? Смогли бы работать в офисе, скажем?

— Вы знаете, смогла бы, конечно, если бы выбрала такую профессию, или если бы такая профессия выбрала меня. Я работать люблю, могу и делаю это в разных условиях. Бывает, что, если эта работа где-то в регионе, то ты, допустим, из самолета — в аэропорт, из аэропорта — в гостиницу, час на то, чтобы принять душ, дальше уже едешь на площадку, а потом опять садишься в самолет и летишь в Москву, где тебя уже ждет твоя ежедневная работа. Иногда действительно тяжело — буквально до слез, но ничего, потом проходит время, успокаиваешься, отдыхаешь, отходишь… Что касается работы в офисе, понимаете, в этом есть свои плюсы и минусы. Плюсы в том, что у тебя есть четкий график, расписание жизни, это на самом деле очень здорово, это полезно для многих вещей: для красоты, для здоровья, для организации труда, для семьи. Но, с другой стороны, когда у тебя такой ненормированный рабочий день, как у меня, это как-то повеселей.

— Это правда, что Вы стали телевизионной ведущей случайно? И в общем-то не особо хотели… Как так получилось? В это трудно поверить девочкам и девушкам, повально мечтающим сегодня попасть на телевидение.

— Я действительно не собиралась становиться ведущей. Случайные вещи происходят в нашей жизни довольно часто — какие-то совпадения, какие-то счастливые билетики мы вытаскиваем время от времени. Я не понимаю, как это работает, возможно, я фаталист, но я верю в такие счастливые случайности и в судьбу, верю, что кто-то нас ведет по жизни. И почему-то в какой-то момент мне повезло. По большому счету, я так уж сильно не отличаюсь от других девушек, я окончила институт, интересовалась музыкой, вполне модно выглядела, и так получилось, что я случайно увидела, что идет кастинг, и зашла полюбопытствовать. Это называется оказаться в нужное время в нужном месте, там был действительно большой кастинг — несколько тысяч девушек и молодых людей. Заветное место ведущего было желанным для многих. Но так получилось, что я, человек, который буквально шел мимо, оказался тем самым, кого искали продюсеры, и кто впоследствии стал лицом телеканала Муз-ТВ. Наверное, сложилось много разных факторов: это музыкальный канал, и важно было разбираться в музыке, любить музыку, а я всегда была меломаном, очень хорошо знала музыку, западную и русскую, могла легко обсуждать эту тему. Я неплохо говорила, к тому времени я уже окончила институт, у меня было высшее образование, и я была вполне образованным человеком. Мы — все те несколько человек, которые прошли тот кастинг, — всегда писали себе тексты сами, у нас никогда в жизни не было редактора. Это тоже очень важно. Мне до сих пор странно видеть — а я всегда это замечаю, — когда просто красивые девочки читают с листа или с телесуфлера и ничего не понимают в том, что говорят. Это всегда заметно. У нас было не так.

— Но Вам все-таки приходилось у кого-то учиться? Может быть, смотрели западные каналы?

— Мы ни у кого не учились, нас гоняли перед камерой несколько месяцев, смотрели, как мы пишем тексты, как ведем себя перед камерой. Мы — это молодая команда, и все ставки были на индивидуальности. Мы чувствовали себя молодыми, крутыми, модными, офигенными ребятами. Да мы такими и были. Нам было неинтересно с кого-то что-то взять или скопировать, мы чувствовали в себе такую силу, что не сомневались: мы круче всех. Конечно, было волнение, это же был прямой эфир. Мы работали несколько лет без записи. Перед первым прямым эфиром было дикое волнение, было ощущение, будто меня в космос запустили. Но это волнение приятное, это же мощнейший выброс адреналина в организме, такая эйфория вместе с волнением — ощущения просто фантастические!

— Можно ли сравнивать ведущих, оценивая их по половому признаку? Скажем, принято считать, что мужчины лучше шутят. Значит ли это, что мужчина-ведущий в принципе лучше?

— У меня есть ощущение, что мужчины в целом, в своей массе, и во все времена были более талантливы, более интересны, чувство юмора у них поострее. Конечно, если брать в процентном отношении, то, может быть, да, среди мужчин больше талантливых умных шутников, но я встречаю таких женщин, потрясающих, с таким чувством юмора, тонких, талантливых, интересных, что у меня нет ощущения, что женский пол чем-то таким обделен.

— Вам самой приходилось когда-нибудь доказывать, что Вы лучше кого-то? В профессии или в жизни.

— Очень не люблю соревновательность, сравнения, параллели. Мне в какой-то момент, когда начинают сравнивать, хочется закрыться и сказать: «Да-да, я согласна, есть люди, которые лучше и круче меня». Я не люблю всякие сравнения, на вкус и цвет товарищей нет, как говорится.

— Вы вели и ведете телевизионные передачи и шоу, связанные с семейными проблемами. Вас до сих пор многие телезрители воспринимают как члена «Клуба бывших жен». Вам самой знакомы эти проблемы и кризисы семейной жизни?

— «Клуб бывших жен» был настолько ярким проектом на телевидении, что его многие прекрасно помнят, а некоторые даже думают, что он до сих пор идет. Он был любим многими, был, что называется, рейтинговым проектом, который, к сожалению, закрылся, потому что был очень дорогим. А дорогие проекты на телевидении сложно приживаются. Хотя до сих пор мы надеемся, что его заново запустят. Не знаю, в каком составе, но разговор об этом идет. Что касается опыта, то у каждой женщины есть некий багаж проблем, имеется какой-то опыт — и позитивный, и негативный. И я не исключение, у меня нет нескольких браков за плечами, но было несколько самых разных отношений, и мне есть что сказать и чем поделиться. Именно такие девушки оказались ведущими «Клуба бывших жен», в том числе и я. Кроме того, я человек, у которого есть положительный опыт, у меня достаточно удачная личная жизнь, здесь я могу быть экспертом, давать советы, поделиться, как, с моей точки зрения, строить отношения со своим любимым человеком, чтобы не наступать на одни и те же грабли в семье.

— А женщина всегда больше виновата в разводе, чем мужчина?

— Вы знаете, что удивительно, мы, ведущие, всегда были на стороне женщин. Но каждый раз понимали: в 99 случаях из 100 в разводе виновата женщина. Это удивительная история, но это правда. Или к нам такие обращались… Но мне становилось очевидно, что женщина изначально делала неправильный выбор, либо она начинала неправильно себя вести после свадьбы, менялась сама зачем-то, пыталась менять его. Так или иначе, но в большинстве случаев, я уверена, в распаде семьи виновата женщина.

— В «Клубе бывших жен» Вы, как правило, говорили о разводе как о свершившемся факте, примиряли женщин с этой новой реальностью, а вот в проекте «Новая жизнь» на НТВ вместе с бывшим КВНщиком Сергеем Писаренко должны были пары от развода как раз уберечь. Расскажите об этом проекте, его участниках и Вашем соведущем.

— Да, это новый проект, пока был только один сезон на канале НТВ. И, да, если в «Клубе бывших жен» мы реабилитировали женщин после развода, то здесь мы спасали отношения, которые пока не дошли до края, которые еще можно спасти. И мы делали это разными способами. Во-первых, разлучали супругов на десять дней, чтобы они успели соскучиться, понять, нужны ли они друг другу. Мы давали им советы, меняли их внешне в зависимости от пожеланий второй половины. Каждый раз после разлуки, увидев друг друга, они раскрывали объятия, рыдали от счастья, что они вместе, что они видят друг друга, и никто из них не пожелал разойтись после этой разлуки и после того, как они изменились внешне и отчасти внутренне. Это очень позитивная программа, и я рада, что она появилась, что я принимала в ней непосредственное участие, и очень хочется, чтобы было продолжение. В наше время люди почему-то очень легко стали разводиться. Чуть что не так — я подаю на развод, чуть что — я ухожу. Когда эти слова произносятся, это становится точкой невозврата. Мне кажется, что это ужасно. Гораздо лучше, если есть действительно чувства, любовь, есть дети, семья, нужно попробовать пережить кризис, побороться за отношения, попытаться что-то изменить. И вот мы с Сергеем Писаренко помогаем в этом. Сергей оказался прекрасным соведущим. Я раньше его не знала лично, могла оценивать только его игру в КВН. Конечно, он очень веселый парень, он был нашим персональным юмористом на съемочной площадке и в гримерке, но при этом Сергей оказался потрясающим, глубоким, очень тонким человеком. А еще это человек, у которого многому можно учиться.

— Что, на Ваш взгляд, самое сложное в отношениях между мужчинами и женщинами?

— У всех свои сложности в отношениях. Иногда это просто неумение слушать и нежелание говорить, а бывает, что и говорить не обязательно, можно поцеловать, проявить ласку и заботу. И все. Это будет более действенный способ помириться, чем поговорить. Но при этом всегда надо думать, о чем ты говоришь, и никогда, ни в какой ситуации, нельзя обижать любимого человека, даже если чувствуешь, что он не прав. Нужно постараться не обижать, не скатываться на неприятные вещи, за которые потом будет стыдно.

— Что от Вас никогда не услышит Ваш муж?

— Оскорблений. У меня есть принцип в отношениях с моим мужем — не обижать. Никогда, понимаете? Вообще, мы с Алексеем не просто муж и жена, мы еще и лучшие друзья. И вот представьте, например, что вы разговариваете не с мужем, а со своей подругой, сидите дома, общаетесь, станете ли вы вдруг обзывать ее, говорить что-то обидное, кричать и предъявлять претензии? Почему-то женщины позволяют себе говорить мужьям такие вещи, которые сложно представить, что можно сказать своей подруге. Надо попытаться представить, что это твой ближайший друг, подруга, ты можешь ей многое объяснить, но ты не будешь ее обижать, давить на нее, постоянно спрашивать: «Где ты была?». И если ты звонишь, а она говорит, что занята и не может говорить, ты же не будешь швырять трубку, а просто скажешь «Перезвони мне, когда сможешь». А если она, подруга, пришла к тебе и натопала грязными ногами на пороге, ты же не будешь орать про только что вымытый пол?! Почему женщины так делают со своими мужьями? Почему им можно меньше, чем чужим людям? Мне удивительно, что наши женщины относятся к мужьям как к детям, постоянно учат и предъявляют бесконечные претензии. Как будто нарываются на ненависть. Я так не делаю. И подобных вещей мой муж от меня никогда не услышит. Будьте лучшими друзьями! Мне кажется, в этом суть.

— Вас можно критиковать? Или не стоит? И если да, то кому? Чью критику Вы готовы воспринимать?

— Я всегда выслушаю критику от Алексея и от своих близких подруг. Хотя они редко это делают, аккуратно, потому что я не тот человек, которого критика мотивирует. Меня вдохновляют комплименты, хорошие слова, меня нужно подбадривать, хвалить. Знаете, у меня настолько все хорошо с самокритикой, что можно не волноваться.

— Ваша жизнь сильно бы изменилась, если бы Вы не были известной личностью, медийным лицом?

— Мне сложно рассуждать, как было бы, если бы… У меня жизнь такая, какая есть, все сложилось именно так. И я этому рада. Я выросла в маленьком подмосковном городке, хорошо училась, поступила в институт, получила диплом архитектора, пожила недолго в Нижнем Новгороде. Потом меня судьба закинула в Москву, я оказалась на телевидении. Знаете, я иногда иду в центре города — я живу на Патриарших прудах, в самом прекрасном месте нашей страны — и не могу в это поверить, что все это со мной происходит, обычной, казалось бы, девочкой из маленького подмосковного городка. И я этому рада, я счастлива.

— Вы активный пользователь соцсетей. Используете их как развлечение или только в рабочих целях?

— Мы иногда шутим, что Instagram — наше новое место работы. Это действительно так. Иногда это доставляет удовольствие, а иногда я себя заставляю делать посты, выкладывать фото, потому что я воспринимаю это как свое личное средство массовой информации. Причем очень удобное и актуальное — всегда можно узнать, что у меня происходит, зайдя в Instagram или на мою страничку в Facebook. Это действительно место работы, потому что, не секрет, что многие рекламные контракты связаны именно с соцсетеями, а иногда рекламные контракты касаются только соцсетей. Кроме того, иногда это действительно доставляет удовольствие — фотографироваться, выкладывать смешные фотки, смотреть, у кого что происходит. Мы можем годами не созваниваться, но благодаря соцсетям знать, у кого что меняется в жизни.

— О Вашей семье широкой публике известно только, что она есть. То есть у Вас есть муж Алексей, телережиссер, и десятилетняя дочь Аврора. Вы оберегаете свою семью от постороннего внимания или просто не даете поводов ничего говорить на эту тему?

— Моя жизнь абсолютно прозрачна, у меня нет каких-то особенных секретов. Вы прямо сейчас можете задать любой вопрос, и я честно дам ответ. Я не скандальный человек и в этом смысле не так интересна особенно желтым журналистам и большей части публики, которая любит слезы, сопли, новости, где кто-то кого-то избил, поругался, разошелся. Такая моя жизнь, она мне нравится. Я, может быть, не так часто появляюсь на страницах желтой прессы, но мне это и не нужно, я очень счастлива в своей личной жизни.

— Если в Вашем случае Аврора — это творческий псевдоним, то у Вашей дочери — имя. Вот прям по свидетельству о рождении Аврора Алексеевна, правильно? Как Вы ласково называете свою дочь, и накладывает ли столь необычное имя какой-то определенный отпечаток на нее, как Вам кажется? И Авроре самой нравится ее имя?

— Дочь нормально относится к имени, мы называем ее Аврорик. Сейчас другое время, у детей все чаще необычные имена. У моей дочки в классе нет ни одной Наташи, Оли или Лены. Имена у всех соответствующие, они растут в такой обстановке, что Аврора — это вполне нормальное, привычное, а не экзотическое имя. Поэтому она и не чувствует, что это что-то из ряда вон выходящее. Понимает, конечно, что у нее красивое имя, знает, что Аврора — это богиня утренней зари. Хотя сама утром она не очень хорошо встает (смеется).

— Чем увлекается Аврора?

— С трех лет она занимается балетом, у нее очень круто это получается, хореография — это, конечно же, ее стихия. Она уже начала самостоятельно ставить танцевальные номера. Не знаю, станет ли это ее профессией в дальнейшем, но сейчас она очень сильно этим увлечена. Кроме того, она занимается музыкой, посещает курс современного искусства, а еще любит фотографировать.

— Раз уж мы заговорили о детстве, такой вопрос. У Вас в детстве были косички? Когда впервые Вы сделали короткую стрижку?

— Мне в первом же классе остригли волосы, сделали стрижку сессон, и так я проходила большую часть школьных лет. Длинных волос у меня никогда не было.

— Как Вы можете охарактеризовать свой стиль? Вам никогда не хотелось его кардинально изменить?

— Мой стиль как раз и заключается в переменах, мне очень скучно постоянно ходить в одном стиле, с одной прической, с одним цветом волос, я люблю меняться. Мне кажется, у меня были все цвета волос, которые только можно представить, включая розовый, и стрижки разных типов. А что касается стиля, больше всего хотелось бы, чтобы это был мой стиль. Круто, когда говорят, «О, это стиль Ренаты Литвиновой», «Это стиль Эвелины Хромченко», хотелось бы, чтобы говорили «Это в стиле Авроры». Надеюсь, что так и будет.

— А других людей менять нравится? Скажем, в рамках проектов телевизионных… Или, может быть, такое желание возникает в обычной жизни, когда видите просто женщину в неподходящей ей одежде или неудачно подстриженного мужчину, хотите изменить или что-то от себя посоветовать?

— Я не стилист в прямом смысле этого слова, я даю мастер-классы, у меня есть это направление деятельности. Я предлагаю женщинам посмотреть на себя со стороны, примерить какие-то новые образы, предлагаю продумать свой базовый гардероб, показываю, как выглядеть на 10 лет моложе и на 10 кг легче при помощи одежды. Я могу это предложить в рамках нашего общения, мастер-класса, основанного на собственном опыте, творческой встречи, а так просто на улице, когда я вижу человека… Ну нет, я могу заметить, конечно, что человек хорошо, стильно одет, всегда вижу, когда что-то не так, но сразу подходить к кому-то и предлагать поменяться — нет. А вот на мастер-классах с удовольствием делюсь опытом и некоторыми хитростями, стилевыми приемами, в этом я уже профи.

— Именно отсюда, из этого желания, у Вас возник план по созданию собственного имидж-агентства, правда? Это только план пока, и что нужно для его реализации?

— Это работа на пути создания собственного имидж-агентства. Мастер-классы — это мои личные советы, то, что знаю в этом направлении сама, кому интересен мой стиль. Мы занимаемся и созданием полноценного агентства стилистов, которое будет подбирать стиль наших клиентов. А наши клиенты — это совершенно разные женщины, и, я надеюсь, что со временем будут и мужчины. Мне кажется, это очень востребованное направление сейчас. У нас есть люди, которые не знают, как себя преподнести, как правильно одеться на собеседование, есть масса деловых женщин, которые не понимают, что такое деловой стиль, им некогда подбирать себе гардероб, а выглядеть в офисе достойно очень хочется. И вот таким женщинам мы с радостью будем помогать.

— Вам бывает нечего надеть?

— Конечно! Регулярно. Чем больше гардероб, тем чаще бывает нечего надеть. Мне эта проблема знакома, но я как продвинутый пользователь знаю, как с этим справиться. Есть женщины, которые вообще не представляют, что с этим делать. Но все не так сложно. Нужно заранее создать свой базовый гардероб. И когда с утра встаешь и надо быстро собраться, то берешь несколько вещей из этого базового гардероба, которые между собой комбинируются, — и образ готов. Но это только один прием. Самый простой. Все остальные модные премудрости — на моих мастер-классах.

— А что Вы никогда не наденете? Вот прям модное табу у Вас есть?

— Я никогда не надену декольте до пупа.

— Расскажите о Вашей работе с дизайнером Ольгой Сказкиной. Как и кому пришла в голову такая идея — создать лимитированную коллекцию летних нарядов? Вы были в этом проекте только, скажем так, звездным лицом или идейным вдохновителем, партнером?

— Так получилось, что мы с Ольгой оказались близки в своих взглядах на моду и стиль. Мне тоже близок женственный, но современный стиль. Вот почему коллекция получилась легкой, воздушной, невероятно нежной, но при этом очень актуальной, близкой времени, для которого создавалась. Основу лимитированной коллекции составили платья, юбки и свитшоты, при создании которых были сделаны ставки на прозрачные ткани, перфорацию и приспущенные плечи. Цветовое решение также выбрали максимально модное — беспроигрышный белый цвет. Мне самой очень нравятся эти вещи, и я рада, что отзывы об этом эксперименте были положительные.

— В работе и в жизни вообще Вы — перфекционист? Или можете сказать: «И так сойдет»? Вам свойственно самой себе поднимать планку выше?

— Скорее, да, перфекционист. Не люблю, когда что-то некрасиво, сделано не так или спустя рукава, если кто-то нахалтурил, я такое не люблю.

— Как у Вас дела обстоят с недостатками? Много маленьких или пара существенных? И если они вообще есть, то как Вы с ними поступаете — боретесь или миритесь?

— У меня очень много недостатков, самый главный недостаток — это лень, мне приходится себя все время пинать, чтобы делать что-то и двигаться дальше. И я делаю это регулярно.