Наверх

В преддверии праздников в атмосфере витают особые частицы волшебства. Мы забываем слово «практичность», нам хочется самого-самого, чего-то особенного: деликатесов на столе, перемен в жизни и обязательно фееричных нарядов в гардеробе. Поэтому нет лучшего времени, чтобы поговорить о самом сокровенном, восхитительном и тайном в мире моды — о произведениях искусства от-кутюр. Пусть мало кому позволено быть с высокой модой на «ты», но познакомиться с ней и ощутить легкий трепет от встречи — вполне возможно. Затаив дыхание, раскрываем двери в святая святых haute couture.

Очень высокая мода, или За кулисами haute couture

России часто понятие «от-кутюр» воспринимают не совсем верно. Кажется, что это то же самое, что и «от Юдашкина» или «от кутюрье». На самом же деле haute couture переводится с французского как «высокое шитье», и в этом нет ни малейшего преувеличения. В ретроспективе мода развивалась не по нарастающей, а сразу с вершины мастерства, постепенно снижая планку и уходя в массы. Имя «отца» высокой моды сегодня редко упоминается, но именно Чарльз Фредерик Уорт, переехав в Париж в 1858 году, открывает дом моды и диктует остальным дизайнерам свои правила. Он делит коллекции по сезонам, проводит показы с участием манекенщиц, а ведь до него клиентам присылали тряпичных кукол, одетых в мини-наряды. Он же первым пришивает на воротник ленту со своим именем, именно этот джентльмен стал основателем Синдиката высокой моды, который и по сей день является официальным органом, регистрирующим право стать полноправным членом мира haute couture. Вплоть до середины XX века высокая мода процветает. Аристократки и герцогини заказывают себе целые коллекции, в синдикат входит более ста домов моды! Все они индивидуально для каждой клиентки создают уникальные наряды путем кропотливого труда, который, естественно, соответствующе оплачивается. В 60-х годах прошлого века наступает эра prêt-à-porter — доступной моды готового платья. Эскизы создают модельеры, но размеры стандартные, стежки и вышивки машинные, да и цены гораздо более доступные. Такая конкуренция наносит сильный удар по haute couture, практически не совместимый с жизнью, — во всей Франции остается всего 18 домов высокой моды. Выживают они только благодаря арабским принцессам, женам саудовских нефтяных магнатов, которые с завидным постоянством предпочитают ручную работу, идеальный крой и лучшие ткани, не обращая внимания на материальные тонкости вопроса.

Лидеры высокого стиля

Карл Лагерфельд, многие годы подряд отвечающий за стиль дома Chanel, и креативный директор дома Christian Dior Раф Симонс (в кутюр пришел сравнительно недавно) являются безусловными трендсеттерами в отрасли высокой моды. Они традиционно хорошо чувствуют дух времени и транслируют свежий, прогрессивный взгляд на дизайн. При этом ни тот, ни другой не забывают, что работают на бренды с вековой историей и сложившимся стилем. Лагерфельд ревностно охраняет территорию моментально узнаваемых кодов Шанель, но вместе с тем иногда нещадно иронизирует по их поводу. А Симонс воссоздает знаменитые диоровские силуэты, добавляя к ним предельно современное отношение к конструкции, фактуре, образу.

Генеральные тренды, по версии лидеров, — ткани с 3D-фактурой, металлизированные материалы, полупрозрачные материалы и имитация пластика; синхронно повторяющиеся перфорации и вышивки; спортивные аксессуары, в том числе неожиданные для кутюрного стиля дополнения в виде декорированных кроссовок, поясных сумок, налокотников и напульсников.

Свою новую коллекцию, представленную на Неделе высокой моды в Париже, Карл Лагерфельд построил на вариациях культового жакета Chanel, применив самые современные технологии для создания своих моделей. Жакеты от-кутюр коллекции осень/зима — 2015/2016 были сделаны методом 3D печати «Селективное лазерное спекание» (англ. Selective Laser Sintering, SLS). «Идея заключалась в том, чтобы взять самый культовый жакет ХХ века и создать его версию ХХI века, которая с технической точки зрения была бы немыслимой в эпоху его создания», — отметил Лагерфельд. По его мнению, метод SLS «расширяет сферу от-кутюр» и будет все чаще применяться в будущем. «Высокая мода жива, пока идет в ногу со временем, — считает маэстро. — Если она останется этакой спящей красавицей в башне из слоновой кости, о ней можно забыть».

Монументалисты: Armani Privé и Atelier Versace

Джорджио Армани подходит к созданию коллекций от-кутюр со всей торжественностью и серьезностью. Такие хирургические вмешательства в дизайн, как ирония или усложненный концепт, ему не подходят: они сразу снижают градус величественности и шика. Взрослые, зрелые образы Армани внятно рассказывают о том, что высокая мода адресована, прежде всего, состоявшимся и состоятельным. В высказываниях Донателлы Версаче тоже ни доли юмора: очевидная сексуальность коллекции не резонирует с настоящей монументальностью, о легкости и легкомысленности здесь речь не идет.

Генеральные тренды, по версии монументалистов, — атласные, глянцевые фактуры материалов; металлический блеск; вдохновение стилистическими мотивами Ближнего Востока; традиционный кутюр, конструктивные приемы и образы 1990-х годов.

Более ста лет обязательным условием членства в синдикате было французское происхождение и местонахождение, но в условиях кризиса приходится быть менее принципиальными. Появилась новая категория участников haute couture — приглашенные члены синдиката. Такие иностранцы, как Valentino, Versace, Elie Saab и Giorgio Armani, теперь являются членами-корреспондентами. Плюс ко всему, высокая мода с недавних пор дает возможность молодым дизайнерам заявить о себе — всего за несколько сот тысяч долларов показать свои коллекции не в рамках высокой моды, а, так скажем, на ее полях. Возможностью этой пару лет назад воспользовалась Ульяна Сергеенко — талантливый российский модельер. И вот уже 5 июля 2015 года она была удостоена права открывать Неделю высокой моды в Париже. Поддержать ее пришли Наталья Водянова, Рената Литвинова и сама Орнелла Мути!

Высокая мода и сегодня переживает не самые простые времена, но только лишь потому, что за более чем вековую историю она не сделала ни шага в сторону упрощения. По-прежнему это лучшее, что может ощутить на себе ваше тело. Говорят, если вы хоть раз примерили платье от-кутюр, вам не будет покоя, ведь все, что будет после, никогда не сравнится с ним. Haute couture — это прежде всего искусство. Креативные идеи дизайнера — лишь часть поэмы, продолжает ее филигранная работа мастеров. На сегодняшний день в Париже осталось всего пять ателье, где шьют кутюрные коллекции. Одно из них — мастерская высокохудожественной вышивки «Дом Лесажа», где, как и в 1920-е годы, каждый стежок сделан вручную. Это, кстати, одно из главных требований — минимум машинной работы. Стоит ли говорить, что ткани и фурнитура по качеству являются лучшими в своем роде! Над созданием одной вещи от-кутюр порой трудится одновременно до 20 вышивальщиц, уходит до двух месяцев работы. Поэтому высокая мода — это не просто дорого, а невероятно дорого.

При этом даже не всем желающим, готовым отдать стоимость однокомнатной квартиры за блузку, предоставляется такая возможность. Для начала нужно стать членом своеобразного клуба покупателей, например, Дома Chanel. Возможно это исключительно по рекомендации авторитетного лица. Сегодня в этом списке постоянных клиенток всего около 2000 женщин со всего мира. Даже если вы или ваш супруг неприлично богаты, платье от-кутюр остается роскошью, которую можно себе позволить лишь иногда. Стоимость той или иной конкретной вещи узнать невозможно, так как при покупке клиентка подписывает документ о неразглашении. Есть только примерные цифры, скажем, блузка или юбка может обойтись в 1,5 млн руб., а вот платье — около 6,5 млн. Но в бутиках ценников нет, их называют потом, когда клиентка определится с выбором. После этого снимают мерки для пошива, ведь то, что мы видим на подиумах, лишь прототипы. Естественно, они сшиты по всем правилам, но только в одном размере, в одном экземпляре. Если повезет и платье с подиума сядет идеально по фигуре, его можно взять со скидкой 50 %. Но это случается редко, в основном необходим индивидуальный пошив и около трех примерок, для этого мастер приедет к клиентке в любую точку мира, по желанию внесет необходимые коррективы. Приобретая, например, вечернее платье, обязательно нужно указать, где, когда и какое мероприятие вы собираетесь в нем посетить. Таким образом можно избежать той самой неприятной ситуации, когда ты хочешь быть одной-единственной на этом вечере, но вдруг появляется дама в том же наряде. На красной дорожке это частое явление, ведь даже для звезд мирового масштаба платье от-кутюр — избранное удовольствие.

В том, что это именно удовольствие, нет сомнений. Наблюдая за показами коллекций haute couture осень/зима — 2015/2016, равнодушной остаться невозможно. Даже через безжизненный монитор легкость тканей и виртуозная работа над деталями впечатляет настолько, что практически забываешь дышать. В этом осенне-зимнем сезоне Christian Dior демонстрирует эксцентричные пальто oversize без одного рукава, коктейльные и повседневные платья из шелка молочного цвета. По-женски прекрасны вечерние платья Versace — здесь на одном подиуме оказались и нежные лесные нимфы, и яркие роковые красавицы. Каждый шаг модели отзывается резонансом всего наряда, и это при полном отсутствии ветра. Под звуки церковных песнопений прошла демонстрация Valentino — верность классике прослеживалась в выборе тканей, в строгих формах и цветах, их было всего два: черный и темно-красный.

Что такое мода? Это prêt-à-porter, готовые решения на каждый день и для особых случаев. Но высокая мода — это искусство в чистом виде, как изделия Фаберже или картины Леонардо да Винчи. На этом островке fashion-индустрии свои правила, манеры и строгий визовый режим. Но у нас есть уникальная возможность любоваться и вдохновляться каждым изделием. Кто знает, может быть, когда-нибудь одно из них украсит и ваши плечи.