Наверх

Имя Светланы Бережной произносили со сцены конферансье всех крупнейших концертных залов России, Европы и Америки. А музыка в ее исполнении звучала практически во всех кафедральных соборах мира. У ее таланта много граней, но в первую очередь она — музыкант, концертирующий исполнитель органной музыки и талантливый интерпретатор классики. Светлана Бережная рассказала нам о музыке, женском счастье, своей профессии и о том, что она делала этим летом в Соборе Парижской Богоматери.

Светлана Бережная: «Музыка – мое предназначение»

Текст: Ирина Дибижева
Фото: Сергей Никитенко

О профессии

Человек должен следовать своему предназначению. Это трудно — распознать его и идти по верному пути с детства. Мне в этом помогли мои родители, которым я очень благодарна за все, не только за это…
Я — перфекционист и ценю в себе и в людях полную отдачу. Безусловно, по предназначению и профессии я — музыкант. Это прежде всего. Профессия музыканта отличается от всех других, это обширное пространство, в котором нужно уметь ощущать рамки и свободу творчества одновременно. Для меня важно само проникновение в суть музыки. Как попасть туда, в это субъективное пространство?
Частенько я даю мастер-классы по сценическому мастерству, темы нетривиальны: «психология исполнительского искусства», «психология взаимодействия концертного исполнителя и публики», «психология драматургии концерта». Эти темы, как и предметы, не изучают в консерватории, хотя артисту такие знания необходимы. Удивительно, что подобные мастер-классы востребованы в Америке, Германии, Италии, там я читаю их часто. С артистами нашей филармонии я также делюсь своими знаниями, своими открытиями в этой области. Жаль, что в российском образовании пока никто не желает сделать подобные предметы обязательными. Ведь это так важно в профессии музыканта — точно знать, как выйти на сцену, с чем, с какими мыслями, с каким настроем, для кого и для чего играть-петь-танцевать. Безусловно, необходимо владение инструментом на высоком профессиональном уровне, но это еще не гарантия успеха. В нашей профессиональной нише очень важна сакральная сторона музыкального воздействия, потому для сцены необходимо иметь чистые помыслы и открытую душу, как в храме. Только тогда тебе поверят.

О таланте

Я благодарна Богу за дар, за талант. И хотя все в моей жизни вертится вокруг музыки, питает ее и ею же вдохновляется, мне интересно проявить себя в самых разных сферах. Я многим занимаюсь, многое смотрю, читаю. Я сама пишу новеллы и эссе. Не мемуары, нет. Их я напишу обязательно. Но лет так через сорок. А пока я описываю свои ощущения, делюсь впечатлениями и эмоциями. И очень часто они совпадают с эмоциями и ощущениями моих читателей, знакомых, родных. Я начала писать, когда поняла, что мне есть что сказать, чем поделиться.
То же самое с картинами. Я начала писать картины сначала для себя, просто так. А потом из этого увлечения живописью получились три выставки. Но я ни дня не училась изобразительному искусству. Это все — из музыки. Это музыка моей души. Я рисую по настроению, когда вдруг захочется. У меня нет цели и возможности объявить себя писателем или художником. Предназначение в профессии у человека должно быть одно. Все, что вокруг, питает эту профессию.

О музыке

У меня многие спрашивают, почему нет моих записей в Интернете? Я убеждена, что Интернет необходим как информационный ресурс, но там много черных дыр, изъянов, негатива. Я очень бережно отношусь к своей личностной составляющей, энергетической наполненности искусства. Мое мнение: музыка — это очень субъективный вид искусства, его нельзя потрогать, нельзя унести с собой. Это будет только изображение музыки, намек на нее. Поэтому я уже не записываю диски. В свое время я записала их восемь, а последняя запись моего концерта была произведена этим летом в Нотр-Дам де Пари, где я открывала Фестиваль органной музыки, посвященный 850-летию собора. Сам фестиваль длился три месяца и объединил музыкантов со всего мира. Очень ответственно было мне, россиянке, играть французскую музыку, да еще в таком историческом месте с удивительной акустикой и особой атмосферой.
Мне интересно познавать через органную музыку страны и континенты. Хочется поиграть в Азии, Корее, Китае. Ведь там совсем другая публика, иной менталитет, само отношение к органу своеобразное. Я играю примерно 90 концертов в год. В работе постоянно находится порядка двадцати часов музыки. Это странно, но можно и так измерять, ведь когда приходят предложения о гастролях, я точно должна дать программу во всех измерениях: идея, эпоха, стиль, метраж.
Я ангажирована большинством кафедральных соборов Европы и Америки. Вообще, важно не то, что тебя пригласили выступить, важно, чтобы тебя ангажировали повторно. Особенно ценными за последние годы для меня стали концерты в Домском соборе (Рига), в Нотр-Дам (Париж), Сан- Мишель Кафедраль (Брюссель), Стефан- дом (Вена), Сан-Томас (Нью-Йорк). Однако нет важных или неважных концертов. Порой на ночной репетиции в маленькой церкви Сан-Петри в деревушке Бозау, что на севере Германии, можно так поговорить с Господом через Музыку, что никакой кафедраль не сравнится.
Без лишней скромности скажу, что сделала многое для популяризации органной музыки. Нельзя все время насаждать и насильно заставлять познавать, нужно дать возможность зрителю, слушателю пережить многие состояния во время концерта. Важно дать публике послушать что-то знакомое в хорошем исполнении. Потому что популярная музыка должна звучать только хорошо, только профессионально, иначе это превращается в дилетантство. Но рядом с популярной музыкой должна быть и просветительская линия, иногда она должна быть завуалирована. Например, рядом с Чайковским сыграть Шнитке, с Бахом — Тен Хольта. Это как в советские времена сложная может быть в нагрузку, для души, которая еще не знает, что там тоже хорошо, что там тоже замечательная музыка и ее стоит познавать. Постепенно. Наша основная цель, когда человек выходит после концерта, в том, чтобы он захотел прийти снова. За новой порцией для души.

О директоре

Многие задают мне вопрос, как совмещаются в моей жизни две мужские профессии — органиста и директора. Во-первых, они взаимодействуют. Если директор, играющий на органе, представит себе в качестве коллег-подчиненных органные трубы, то станет ясно, что к каждому голосу нужно относиться деликатно, ведь у каждой трубы, как и у человека, свой индивидуальный, присущий только ей, голос, чтобы он пел чисто и в гармонии со всеми остальными голосами, нужен индивидуальный подход. Мой принцип профессионального общения — искренность, принцип руководства — разделяй и властвуй. Я ценю время — свое и коллег, — потому редкие совещания идут более часа, да и вообще я считаю проведение творческим руководителем ежедневных планерок пережитком прошлого, отзвуком социалистического воспитания. Всегда была против лишних разговоров, главная схема, которую я предлагаю коллегам: вопрос-ответ-действие, а главные вопросы: что, для чего, как и когда. Настрой всегда — на результат, хотя поставленная цель должна оправдывать средства. Во главу угла при оценке тех или иных результатов работы ставлю ответственность. Это то, чего в нашей стране так не хватает…

О возрасте

Это замечательно — сознавать, что наступила та самая красивая жизненная пора, когда ты все еще многое можешь и уже имеешь на это право. Мне почти 45 лет. И я не стесняюсь этой цифры. Я третий раз замужем. И третий раз удачно. Я люблю готовить, люблю украшать свой дом, вообще люблю свой дом. Я молода и многое у меня впереди, просто лет пять назад мне вдруг захотелось оглянуться, чтобы понять, откуда я пришла и куда. Понять, что есть еще многие вопросы, которые нужно осознать, и многие обязанности, которые заставят так или иначе платить по жизненным счетам. Важно понимать, почему, чем платить, кому и когда. Я задумалась об этом. Так были написаны мною две книги. А свои осознания я украсила живописью, хотя ни писателем, ни художником я себя не считаю. Это родилось из моей профессии, из Музыки.

О Боге

Я исполняю свое предназначение, воплощаю все то, что мне было предначертано, чтобы потом оставить все и быть наедине с настоящим Творцом.

О зависти

Считаю своим грехом и промашкой, когда понимаю, что люди мне завидуют. В последнее время много работаю над собой, чтобы уйти от этого искушения — возбуждать в людях зависть.

О мечте

Быть Добру. Есть на земле понятия, не имеющие размеров и обычных, понятных человеку, параметров. Это Добро, Любовь, Вера и Надежда. Мечтаю, чтобы этими понятиями наполнился мир, люди. И тогда наступит новая эра — эра Добра.

О счастье

Если нужно будет сказать о себе в двух словах, я скажу так: «Счастливая женщина». И это действительно так. Я счастливая женщина уже потому, что мои близкие, мое окружение, да и я сама могу себе позволить быть в полной мере любимой женщиной, хранительницей очага, мамой, дочерью, сестрой, тетей, имея при этом в основе своей профессиональной жизни карьеру концертирующего музыканта и руководителя. Счастье — быть в ровной благости, без взлетов к восторгу и падений в ненависть. Как ровный свет свечи, который именно светит, не обжигая, и дает спокойное тепло вокруг себя. К этому я стремлюсь.