Наверх

Полумрак и вспышки фотокамер, модели послушно и профессионально принимают нужные позы, а их мажут краской, посыпают детской присыпкой или ведут ночью на улицы старой части города — ночной плэнер называется — и снимают сразу с нескольких фотокамер. Это не эксперимент и не соревнование фотографов, а workshop Сергея Михитарова, художника, фотографа и преподавателя курса фотографии в центре эстетического развития D-Сити.
Он и сам учиться рад, и других научит — снимать, общаться и любить свое дело.

MHTR

Эти четыре согласные — MHTR — сегодня все чаще ставят в качестве хэштега в соцсетях ученики и слушатели курсов, ссылаясь на работы Сергея Михитарова, а раньше он так подписывал свои живописные работы. Такой способ кодировки (консонантное письмо) он опробовал, еще учась в школе: МИХИТАРОВ — MIKHITAROV — MIHITAR — MHTR. Сегодня этот «код» знают все, кто так или иначе причастен к арт-пространству региона.

Когда у Сергея спрашивают, кем он себя считает — художником или фотографом, он отвечает, что живопись или фотография — это инструмент для реализации своих способностей: «Я бы не стал делить себя и то, что я делаю, по принципу живопись и фотография. Для меня природа у всего этого одна — страсть и невероятное желание создавать что-то, просто разные способы реализации». И все-таки фотография появилась в жизни Сергея всего шесть лет назад, а живопись была раньше.

Сергей:

«В детстве для меня не было интереснее и любимее дела, чем рисование. В качестве подарка на день рождения я всегда выбирал новый альбом, фломастеры или карандаши. Родители всегда поддерживали меня в моих начинаниях, не осуждали и не старались увести меня в ту сторону, куда им хотелось бы. Конечно же, я ходил в художественную школу, но бросил ее, так как потерял интерес к занятиям, но не к рисованию. Отец несколько болезненно отреагировал на это, ему нравилось то, чем я занимаюсь. Это он предложил мне потом, в 9 классе, поступить в училище дизайна. Переспрашивал дважды лищу быстро. Мне было действительно интересно там, хоть и сложно — как любой ребенок, я привык слышать и верить, что умею делать все лучше всех, а тут результаты показывали, что не очень-то и умею, не такой я крутой, как думал о себе. Половина ребят в моей группе умели делать что-то лучше, чем я, конечно же, это меня очень задевало и стало отличной мотивацией. Самое главное — я ощущал абсолютную правильность своего выбора, мне было приятно, что ответственность выбора была именно на мне, за меня не решали, но помогали и направляли».

У него уже были и еще, несомненно, будут выставки живописных работ, но все-таки в последнее время фотография занимает основное место в творческой жизни Сергея. А теперь вот случилась деятельность преподавательская. Хотя она тоже неслучайна. Еще будучи студентом старших курсов училища, Сергей часто оставался замещать преподавателей на занятиях первокурсников. Уже тогда он ощущал себя в качестве учителя вполне комфортно. А после окончания училища его позвали преподавателем композиции и мастерства на отделении «Дизайн среды», какое-то время Сергей вел две группы у третьего курса. Это было близко по духу, но совершенно не совпадало с ритмом жизни молодого человека. Сегодня Сергей Михитаров преподает искусство фотографии. Началось все с индивидуальных занятий, а потом захотелось большего. Так, руководствуясь опытом старших товарищей по цеху, мастеров фотографии мирового уровня, Сергей прописал четырехнедельный курс в формате workshop, который ведет в центре эстетического развития D-Сити в Пятигорске. О том, чему учит, а также о себе в прошлом, настоящем и будущем Сергей Михитаров расскажет сам.

— Будет ли правильным сказать, что на своих курсах Вы учите правильно фотографировать?

— Суть курса не в том, чтобы просто научить человека держать в руках фотоаппарат, я считаю, это слишком просто, особенно, если вы прочтете инструкцию к фотоаппарату. Есть другие моменты, и именно они составляют основу — это правильность подхода осмысление, последовательность и отношение к происходящему.

— Вы хотите сказать, что делаете акцент на эмоциональную составляющую и идею больше, чем на технику?

— Конечно, мы не игнорируем техническую сторону. Нельзя донести какую-либо идею или даже сделать простой портрет, не зная, с какой диафрагмой или выдержкой его снимать. Но этого мало. Мы говорим обо всем, даже о том, сколько чашек чая, возможно, придется выпить, чтобы человек расположился к вам!

— Все это умещается в формат workshop?

— Да! Знаете, это такая мастерская, в которой собираются люди, жаждущие знаний, и человек, чей опыт интересен остальным. Проходя обучение на курсе, вы не смотрите на происходящее со стороны, вы — непосредственный участник, вы внутри процесса. Основное время в классе — это практика, мы можем ретушировать или снимать, параллельно общаясь на темы, связанные и не связанные с обучением. И, конечно же, мы не обходим стороной творчество классиков нашего дела. Workshop — это место для экспериментов!

— Каким Вы видите развитие у этого формата, нужно ли оно?

— Развитие нужно всегда, в любом деле. Курс уже прошли пять групп. Все эти люди получили определенный опыт, также есть мои коллеги по цеху, которым неудобно посещать весь курс, и начальные занятия для них могут не представлять интереса. Руководствуясь этим, мы подумали, что будет интересно организовать отдельный workshop для тех, кто уверенно держит фотоаппарат в руках. Хочется сделать его емким и насыщенным, а упор будет не только на фотографию, но и на стилистику, за которую будет отвечать стилист Елена Осинцева. А тут на носу как раз и новогодние каникулы, так что новогоднему воркшопу быть!

— Как Вы считаете, есть действительно нефотогеничные люди? Или это просто неумение расслабиться перед объективом?

— Есть люди, которые не готовы довериться сразу и открыться, и речь вовсе не об экстремальных съемках, а о фото вообще. Задача фотографа — расположить к себе человека, которого он снимает, этим я и занимаюсь.

— Ваше отношение к первым своим работам — будь то картины или фотографии — со временем меняются? Есть такие мысли «Сейчас я бы сделал это по-другому»?

— Весь опыт остается с тобой навсегда, плохие и хорошие работы, удаленные и оставленные в портфолио фотографии. Это формирует тебя как автора. Некоторые работы не проходят фильтр времени. Но это не повод грустить, это показатель вашего роста. Вы движетесь вперед. От мыслей на тему «сделал бы по-другому» нужно уходить и понимать: не устраивает, как сделал раньше, делай новое, руководствуясь приобретенным опытом. Конечно, меняется не только время, но и мы сами. Если говорить обо мне, сам подход стал мягче и чище, появилось больше спокойствия, больше личности у портретируемых и меньше образов. Мне и сейчас бывает интересно практиковать агрессивный подход в некоторых моих работах, но раньше он был основным, мне хотелось провокаций, эпатажа, wow-эффекта. И я этого добивался. Сейчас я вижу новые задачи перед собой, мне хочется работать легче, но получать более наполненный результат, получать свежий и чистый материал, оторванный от всякого рода условностей и не привязанный ко времени.

— Приходилось ли писать картины или снимать с ощущением, что наш регион не готов еще это воспринимать?

— Первый раз я столкнулся с непониманием еще в художественной школе, это не было какой-то проблемой, но многие считали, что изображаемое мной не соответствует возрасту. Сейчас я с ними согласен отчасти, но только отчасти. Для меня с раннего детства родителями не табуировалась тема обнаженности, вот почему для меня было естественным делом рисовать обнаженные тела. Когда в моей жизни появилась фотография, первые несколько лет были испытанием, которое я сам устраивал себе. Рождаешь провокацию — жди реакцию на провокацию. Темы работ были различные: насилие, религия, проблемы полового характера, я не брезговал ничем. Реакции были совершенно разные, от восторгов до абсолютного непонимания и неприятия. Но в какой-то момент начинаешь задумываться, что несет то, что ты рождаешь? Да и вообще, твои ли это интересы? Что останется, а что нет? И понимаешь, что тебе гораздо важнее фиксировать ту красоту, которую ты умеешь видеть сейчас. Как говорил мой преподаватель живописи и рисунка Александр Николаевич Гайдин: «Первые двадцать лет сложно, следующие чуть проще». Будем работать!

— Совсем скоро Вы станете отцом. Как думаете, это отразится на Вас как на творческом человеке? И как будете воспитывать художественный вкус у своего малыша?

— Я очень рад грядущим изменениям в жизни! Уверен, что отразится, но как?.. Покажет время. Воспитывать ребенка можно только личным примером, это своего рода программирование. Если дома обсуждают проблемы из «Пусть говорят» или «Дом‑2», то нет смысла заставлять ребенка изучать книги по истории искусств. Не факт, что наших детей будет интересовать живопись или фотография, они могут заниматься спортом, наукой или инженерией. Наша задача — понять, что им действительно интересно, и способствовать их развитию в этом.