Наверх

Рассудительный и чуткий, интересный собеседник с не по годам зрелыми суждениями. Таким, вопреки моим ожиданиям, оказался известный пятигорчанин, профессиональный боксер, Давид Аванесян. Он ломает шаблонные представления о боксе и боксерах. Ему всего 24 года, а он уже двукратный чемпион России, абсолютный чемпион азиатского континента, интерконтинентальный чемпион мира по версии WBC. О деле всей жизни — боксе, о пройденных испытаниях, вере и планах на будущее Давид рассказал нашему журналу.

С верой в победу

Я помню и ценю каждую свою победу. Но я так же отлично помню и свое единственное поражение. На сегодняшний день в моем активе шестнадцать боев. Четырнадцать схваток я выиграл, из них семь — нокаутом, один раз бой окончился ничьей. А вот то самое единственное поражение случилось в начале моей профессиональной карьеры. Дебютировал я в Сочи, выиграл по очкам. А второй бой в Климовске, в Подмосковье, меня огорошил. По иронии судьбы, фамилия моего противника — Климов — была для тех мест очень звучной и значимой. На тот момент мой соперник, пройдя семь боев, был опытнее меня. Все стало понятно с первого раунда — ни о каких боксерских понятиях здесь и речи быть не могло: соперник бил ниже пояса, подсаживался, весь бой вел грязную игру. Буквально на первых же минутах боя он рассек мне бровь – после этого кровь все время заливала мне глаз. При этом я был выносливее: на третий раунд вышел, полон энергии, тогда как соперник мой явно сдавал. Я понимал, что победу в этом бою так просто мне не дадут, нужно было что-то предпринимать. Мне удалось провести несколько мощных выпадов по корпусу и голове. В шестом раунде противник был уже на канатах, держался из последних сил. Однако в каждую мою удачную комбинацию вмешивался рефери, тем самым давая отдышаться моему сопернику. Честно говоря, я все-таки надеялся на победу или, в крайнем случае, на ничью. Удивился, когда по окончании боя судьи мне отдали всего два раунда, а Климову — четыре. Я и сегодня убежден в том, что результат противостояния — полностью на совести судей. Кстати, со мной согласны были многие, видевшие этот бой: хозяева турнира просто присвоили победу местному боксеру. Я не раз предлагал Климову реванш, но до сих пор не получил согласия. Не могу сказать, что думаю об этом часто, но все-таки не забываю, понимая при этом, как важно не зацикливаться на поражении, не позволять негативным мыслям управлять собой. Думаю, что я выбрал правильное решение — просто продолжил заниматься. Любая трудность, даже ничтожная, способна заставить сомневаться в своих силах, главное — не сойти с пути.настоящее счастье, которое буквально опьяняет. Так, бой с кенийцем Джеймсом Оньянго в Краснодаре, окончившийся нокаутом уже в третьем раунде, принес мне массу позитивных эмоций. Еще бы, ведь тогда в руках у меня был пояс абсолютного чемпиона азиатского континента! А иногда и ничьей радуешься так, словно большой победе. Так, в этом году 16 марта в Ногинске состоялось одно из самых важных и тяжелых для меня противостояний — бой за титулы чемпиона СНГ, Балтии и славянских стран в полусреднем весе. Я встретился с обладателем этих титулов Асланбеком Козаевым, у которого на тот момент в активе было 24 боя без поражений. Наш бой был очень зрелищным и изматывающим, по его итогам судьи выставили нам ничью.
Из других запоминающихся схваток могу отметить бой с Иваном Каберконом, который принес мне пояс чемпиона России в 2011 году. Соперник оказался крепким орешком и выстоял до финального гонга. Годом позже мне пришлось отстаивать этот титул на Красной площади в Москве в поединке с Русланом Хаяртдиновым, серьезным соперником, который тренировался в Германии. Помню, забавный был тогда момент: в разгар схватки мы слышим какой-то странный, продолжительный удар гонга. Останавливаемся, чтобы разойтись по углам, и тут же понимаем, что это били куранты. Получается, в бою даже забыли о том, что находимся в сердце Москвы и что бой курантов никто не отменял.
Мой путь к чемпионству выдался трудным, приходилось много работать над собой. Я был единственным ребенком в семье, и родители, особенно мама, меня всячески берегли. Не могу сказать, что в детстве я был физически крепким. Как любому мальчишке, мне хотелось быть сильным, уметь постоять за себя и близких. Тем более что достойный пример был рядом — мой отец занимался борьбой и тяжелой атлетикой. Желание мое крепло с каждым днем, и в 13 лет, взяв пример со своих
В бокс я пришел побеждать. Для меня нет приятнее момента, чем тот, когда судья поднимает твою руку и присуждает победу. Именно в эти минуты испытываешь настоящее счастье, которое буквально опьяняет. Так, бой с кенийцем Джеймсом Оньянго в Краснодаре, окончившийся нокаутом уже в третьем раунде, принес мне массу позитивных эмоций. Еще бы, ведь тогда в руках у меня был пояс абсолютного чемпиона азиатского континента! А иногда и ничьей радуешься так, словно большой победе. Так, в этом году 16 марта в Ногинске состоялось одно из самых важных и тяжелых для меня противостояний — бой за титулы чемпиона СНГ, Балтии и славянских стран в полусреднем весе. Я встретился с обладателем этих титулов Асланбеком Козаевым, у которого на тот момент в активе было 24 боя без поражений. Наш бой был очень зрелищным и изматывающим, по его итогам судьи выставили нам ничью.
Из других запоминающихся схваток могу отметить бой с Иваном Каберконом, который принес мне пояс чемпиона России в 2011 году. Соперник оказался крепким орешком и выстоял до финального гонга. Годом позже мне пришлось отстаивать этот титул на Красной площади в Москве в поединке с Русланом Хаяртдиновым, серьезным соперником, который тренировался в Германии. Помню, забавный был тогда момент: в разгар схватки мы слышим какой-то странный, продолжительный удар гонга. Останавливаемся, чтобы разойтись по углам, и тут же понимаем, что это били куранты. Получается, в бою даже забыли о том, что находимся в сердце Москвы и что бой курантов никто не отменял.
Мой путь к чемпионству выдался трудным, приходилось много работать над собой. Я был единственным ребенком в семье, и родители, особенно мама, меня всячески берегли. Не могу сказать, что в детстве я был физически крепким. Как любому мальчишке, мне хотелось быть сильным, уметь постоять за себя и близких. Тем более что достойный пример был рядом — мой отец занимался борьбой и тяжелой атлетикой. Желание мое крепло с каждым днем, и в 13 лет, взяв пример со своих двоюродных братьев, я стал заниматься силовыми упражнениями. Занятия спортом не мешали учебе, я не был прогульщиком или лентяем. Правда, утренние упражнения, без которых не начинался ни один мой день, порой затягивались так, что успевал я только ко второму уроку. Старался прилагать максимум усилий к изучению биологии, истории и, конечно, к занятиям физкультурой, которые были моими любимыми предметами в школе. Кстати, моим «проводником» в боевые искусства стал мой физрук Николай Николаев. У него был первый разряд по кикбоксингу, и среди мальчишек он был, что называется, в почете. Помню, как я буквально не давал ему прохода, просил научить меня драться. Мое упорство сделало в итоге свое дело — в течение года я занимался под его руководством.
Мне было почти пятнадцать, когда мы всей семьей переехали из Башкирии, где я родился, в Пятигорск. Здесь я записался в спортивную секцию, отдав предпочтение боксу. Я не знал, к чему иду, определенных целей у меня не было. Решил просто тренироваться — и все. Конечно, отношение к этому моему порыву у всех было разным. Папа меня по большей части поддерживал. Мама же была категорически против. Думаю, она хотела видеть меня другим. Или просто жалела по-матерински. Помню, как перед соревнованиями прятал сумку с формой у своего брата. Он тогда жил напротив и не раз выручал меня в подобных ситуациях. Практически на каждую тренировку я сбегал тайком.
Тренировался я подолгу, оставался на тренировки старших ребят. И, конечно, пробовал спарринги с более опытными и возрастными соперниками. Почти всегда из зала я уходил последним. Точнее, меня выгонял тренер. Так что «стандартного» детства, как у моих сверстников, у меня не было. Но я ни о чем не жалею. Мои старания полностью оправдали себя — в 16 лет я стал чемпионом Ставропольского края по боксу, выиграв турнир класса B имени Никулина. Это было началом моих первых серьезных побед. В 20 лет я стал профессиональным боксером, и, конечно, у меня появились серьезные соперники. Тренировки свои в период подготовки к поединку я ужесточил до 5–6 часов. Бой с тенью, отработка уклонов, бесконечные спарринги — спортзал стал буквально вторым домом. В плане подготовки очень многое мне дал мой тренер Владимир Окатов, мастер спорта и чемпион СССР по боксу. Именно он увидел во мне чемпиона и научил верить в себя, за это я ему очень благодарен. Мы проделали и делаем до сих пор огромную работу. На сегодня в планах у нас возможный бой 30 августа в Благовещенске, а в октябре — поединок за титул чемпиона мира по версии IBF.
Врачи отговаривали меня идти в профессиональный бокс, убеждали, что нужно вовремя остановиться. Говорили о возможности развития и последствиях болезни Альцгеймера, о том, что у профессиональных боксеров в первую очередь страдает голова. После таких предупреждений я не на шутку задумался: стоит ли продолжать боксерскую карьеру. Потом взял себя в руки, решил, что и у великих боксеров тоже могли быть такие сомнения. И это вполне нормально. Не бывает людей, которые не боятся на ринге, по крайней мере, в начале пути. Когда бьешься с более опытным, возрастным соперником, чувствуешь, что не все получается так, как хотел, на следующий день хочешь повернуть и уйти, это еще не катастрофа. И у меня бывало подобное. Сколько раз думал свернуть с боксерского пути, сколько раз меня отговаривали продолжать, но желание развиваться возвращало меня на ринг.
Говорят, что бокс — спорт травмоопасный и жестокий. Наверное, вы удивитесь, если узнаете, что футбол, к примеру, не менее травмоопасен. Сам я с серьезными травмами не сталкивался. Растяжения, рядовые вывихи, рассечения — все, что можно пережить. Конечно, я знаю, что такое боль, умею терпеть и справляться с ней. Без этого в спорте никак. В армии у меня был случай — упал с турника, повредил ребро. Обошлось без перелома, но боль была нестерпимой. В таком состоянии я вышел на тот самый бой на Красной площади. А однажды в начале профессиональной карьеры я надел на бой новые боксерки, чего делать нельзя ни в коем случае. Дело в том, что боксерки обязательно должны быть подготовленными, ношенными, а не тугими и жесткими. Так вот тогда я буквально до мяса растер ноги. А когда стали меня награждать и поздравлять с победой, я едва стоял на ногах. Потребовалась даже помощь хирурга.
Бокс, конечно, не для слабонервных. Тем более профессиональный, связанный с чрезмерными нагрузками. Однако не нужно думать, что в боксе достаточно иметь хорошую физическую форму и бить от плеча. Обязательно нужно включать голову, чтобы понять тактику соперника и реально оценить свою намеченную атаку. Это в некоторой степени похоже на шахматы, где каждая продуманная комбинация дает результат. Только в боксе все намного быстрее — решать нужно за доли секунды. Или пан — или пропал.
Мальчишкам, которые делают первые шаги в боксе, рекомендую начинать с малого. Необязательно становиться профессиональным боксером, абсолютным чемпионом. Это не всем нужно. Важнее желание воспитывать свой характер, стремление заниматься. Это относится к любому спорту, ведь основная его цель — оздоровить тело и душу.
Я — российский боксер, и многому обязан этой стране. Здесь мне удалось раскрыть свой талант в полной мере. Но я армянин, и каждая моя победа отчасти посвящена и моему родному народу. Поэтому на моем флаге присутствует символика сразу двух стран — России и Армении. Кстати, на своей исторической родине — Карабахе — я был, когда мне было всего два годика. И вот не так давно мне удалось там побывать снова. Больше всего поразила меня природа. Такой удивительной атмосферы, как в Карабахе, я не встречал нигде. Посетил я и родной Табынск в Башкирии. Увиделся с близкими и друзьями, побывал в своей первой школе. Там даже линейку организовали: собрались все учителя, администрация района, ребятишки, желающие приобщиться к спорту. Все были рады видеть меня, ведь после своих профессиональных побед я стал чуть ли не героем в Табынске. Николай Николаев, тот самый физрук, у которого я начал заниматься много лет назад, не мог подобрать слов от нахлынувших эмоций.
Я уверен, что добиться успеха мне помогает вера. Вера близких в меня и моя вера в Бога. Она должна быть в душе каждого человека. Если ты ответственно берешься за любое дело, то Господь тебе обязательно поможет. Я каждое воскресенье хожу в храм, молюсь, прошу дать мне сил и терпения и никогда не желаю плохого сопернику. Уверен, именно вера дала мне мои победы и замечательных людей рядом, без которых мне было бы намного сложнее. Я благодарен своему тренеру Владимиру Федоровичу за его мудрые наставления, своим родным за понимание и терпение, друзьям за поддержку, а также всем, кто верил в меня и помог стать чемпионом. Без этой веры мне было бы гораздо сложнее.