Наверх

Папа девочек — особый папа. Даже одна дочь меняет мужское сознание, что уж говорить о трех! Мой муж сразу после рождения второй нашей дочки стал называть себя «лопух в розах» и цвел, надо сказать, славно, рос привольно и вообще пользовался всеми благами цветника, который на днях еще и увеличился и упрочил папино в нем репейное (в лучшем смысле этого небесполезного растения с лечебными способностями) существование. Итак, некоторые правила обращения пап с девочками, а также явные признаки того, что у мужчины есть дочь или даже не одна.

Папа и дочки, или Лопух в розах

Все девочки красивы. И попробуйте им это не повторить сто тысяч раз за день! Папа сам знает об этом и всем знакомым при случае рассказывает. Важно: если дочек две и больше, то говорить о красоте нужно каждой отдельно и обязательно без слова «самая». Надо просто научиться видеть свою красоту в каждой. А она обязательно есть.

С комплиментами все-таки аккуратнее. Они должны быть щедрыми, но обдуманными. То, что в три года воспринимается как комплимент, в тринадцать вполне может прозвучать как оскорбление. Самый яркий пример: «Какие щечки!» и прочие сладко-сдобные аналогии типа булочки, пончика и конфетки.

Девочки и еда — тема вообще скользкая. Любящие папы только в раннем детстве могут пытаться научить девочек есть хорошо. Причем, «хорошо» в понимании абсолютного большинства родителей значит «много». «Кушает он хорошо!» — это самая лучшая характеристика малыша. Но это только лет до 7. Потом начинается школа с ее оценками не только знаний, но и внешности ребенка. Папа вряд ли должен вообще тревожиться по поводу аппетита дочки. Это, скорее, прерогатива мам и бабушек. Папа же пусть даст себе установку: не уговаривать, не нервничать, не считать ложки, не докармливать, не попрекать недоеденным, не подгонять, не тревожиться и не тревожить. Словом, не видеть проблему там, где ее нет, чтобы потом не решать то, чего добились своими же стараниями. Но тогда уже и не давать оценку фигуре подросшей дочки.

Дальновидный папа учится варить кашу маленьким дочкам, чтобы потом с чистой совестью попросить их, уже подросших, накормить его полноценным обедом из трех блюд. Заботливый папа знает обо всех вкусовых причудах девочек: младшая ест булочки только без начинки, блины — только горячие со сковородки и тоже без начинки, старшая уважает сосиски только одного производителя, яйца — только желток, а в торте — только крем. Остальное папа должен доесть.

Кричать на девочек папе категорически запрещается. В среднестатистической российской семье этот не самый педагогически верный, но все-таки часто применяемый способ воспитания практикует мама. Но они уж пусть там сами по-женски между собой разберутся. Папа с девочками может только разговаривать. И должен это делать регулярно. Даже если занят. Пусть пять минут в день, но обязательно с каждой. Можно даже иметь свои секретики. Хорошо бы не рассказывать их даже маме.

Отсюда — следующее правило. Важно все, что говорит старшая дочь. Важно все, что говорит средняя. Важно все, что говорит младшая, даже если это пока еще бессмысленный лепет. Это важно. Нужно найти время и выслушать.

Как можно реже говорить старшей дочери «Ну ты же старшая», прося уступить, отдать, поделиться. Ей и так все время это говорят, и она наверняка мечтает сама о старшей сестре, которая бы ей во всем уступала. А ее нет. И уже не будет. Только младшие.

Как и все мужчины, папа дочек ценит свою работу. Он на нее ходит, он в ней добивается успехов и высот, занимает посты и должности, приносит домой деньги и вполне заслуженно считается кормильцем, поильцем и вообще красавцем. Но вот что папа дочек знает лучше других мужчин, так это то, что никакая работа домашнего тепла не заменит, маленькими ручками не обнимет и верить в твою безоговорочную правоту и силу не будет.

Игрушек много не бывает. Это знает каждый папа. Но папа девочек еще и разбирается в куклах, которых у него самого никогда не было, а теперь они даже в ящике с носками нет-нет да и заночуют. Опытный папа девочек отличает «Пикси» от «Винкс» и свято верит в то, что каждая новая «Барби» лучше предыдущей.

Папа должен уметь плести косички. Пусть самые простые, не надо колосков и французских кос. В самом крайнем случае — просто бережно расчесать и сделать хвостик с красивой ленточкой. А когда дочка сама научится это делать, папина забота — покупать заколочки и ободки. Дочка это оценит.

Если дочь проявляет интерес к болтам и гайкам, к молоткам и удочкам, грех этим не воспользоваться. Более старательного и аккуратного помощника сложно себе представить.

Хорошо иметь какую-нибудь папо-дочкину традицию. Одну на двоих, но максимально нерушимую. Можно вместе ездить на автомойку или выбирать маме подарки, открывать гаражные ворота или читать вслух, смотреть хоккей или «Машу и медведя». Главное — вместе.

Каждая дочь имеет право на персональный выход в свет только с папой. Хотя бы в цирк или кино.

Все девочки имеют право поплакать. Просто так. Вытирая слезы о папину парадную рубашку. Если дочь не бежит к папе плакать, то это повод задуматься о степени доверия. А для детской истерики можно завести специальное место. Так и назовите: «Место для нытья». Никто не хочет ныть в месте для нытья — это факт.

Папа может сочинить свою многосерийную сказку.
Со своими героями. Запомнит на всю жизнь и будет периодически рассказывать, присочиняя и усложняя сюжет.

Папа девочек должен разбираться в моде. Или хотя бы просто поддерживать девичью страсть к пайеткам (а папа девочек знает, что это такое!) и розовому цвету. Не обязательно при этом понимать, каким образом четырехлетняя леди самостоятельно разбирается в сложном облачении из пяти подъюбников и шести топов-накидок-пелерин. Достаточно помогать с застежками-замочками. Это ускоряет процесс. Ну и принцесса довольна — за ней ухаживают!

Обнимашки с дочкой — это важно. Она маленькая. Вокруг много всего большого и страшного, от чего не защитит даже мама. Это правило действует, даже когда дочке уже 20. И дальше. Всю жизнь.

Дочь всегда должна знать, что папа ее защитит. Даже если ссорится с мальчиком в детском саду или звонит из другого города и просит забрать ее из темного квартала. Разборки — потом. Главное — защита.

Папа дочек, наверное, где-то в глубине души или очень даже на ее поверхности мечтает о рождении сына. Но при этом никогда не пожалеет о том, что у него есть дочь. Или три. Я имею в виду настоящего папу.